Модель Партии Справедливости и Развития: «Третий путь»

| Ихсан Дагы 29
Становится ли народ на Среднем Востоке субъектом изменений? Народные движения, свергнувшие правительства Туниса и Египта и распространяющиеся на другие страны, делают это более вероятным.  Народ, который всегда жил в условиях, определяемых извне, которым управляли представители других стран, открывает для себя свою собственную волю. С другой стороны, нельзя не принимать во внимание, что подобные режимы становятся проблемой для региона и мира в целом, так как их законность постоянно ставится под сомнение, а сами они не опираются на согласие и поддержку народа. Главной бедой стран Среднего Востока, в которых установились недемократические политические режимы, является проблема законности власти, и эту проблему нельзя разрешить. Сейчас невозможно добиться легитимации власти ни с помощью денег, ни пустыми демонстрациями арабского национализма или прагматического исламизма. Придать власти законный статус можно лишь при участии народа. Силен только тот режим, законность которого нельзя оспорить. Законное демократическое устройство или неустойчивая диктатура? Первое означает благополучие и свободу, а второе – нищету и гнет… При таком перепутье нельзя задавать "усыпляющие" вопросы в виде «Уживаются ли ислам и демократия?».

Кажется, арабы переросли этот глупый вопрос. После революции в Иране сила народа демонстрирует себя на этот раз в суннитском пространстве. То, чего хочет народ – назначить своего представителя, который бы организовал прозрачное и подотчетное народу управление. Сейчас важно, чтобы этап революции был пройден и все это вылилось в формат демократического представительства.

Этому можно поучиться у Турции и особенно у Партии Справедливости и Развития (ПСР). Мы говорим не о «прежней», а о «новой» Турции. Считается, что «прежняя» Турция была моделью «светской и демократической» страны в исламском мире. Между тем, как вопрос о том, являлась ли «прежняя» Турция в действительности светской и демократической страной - вопрос спорный. Светскость понималась скорее как авторитарность, пренебрежение и вмешательство государства во все дела, а значит, несла не свободу, а гнет. Забудьте о том, что этой модели следовали другие страны, это была модель, по которой Турция пыталась измениться и стать демократической страной.

Демократия также была фиктивной; благодаря вмешательству военных она была взята под их опеку, легальность правления обеспечивалась не волеизъявлением народа, а верностью официальной идеологии. Это была ограниченная, подчиненная военным демократия, а политическое пространство было оккупировано бюрократией.

Турция может стать моделью для стран Среднего Востока, так как она смогла изменить понимание светскости, привести его в соответствие с демократическими нормами и ликвидировать антидемократическое давление, которое оказывали на политический режим.

Не только сама Турция, но и ПСР может стать ролевой моделью для мусульманских стран. ПСР вызывает интерес, так как сочетает консервативность с либеральной экономической политикой и политическими программами, направленными на демократизацию. Отдельную ценность представляет политическое прошлое, борьба и личность лидера партии Тайипа Эрдогана. С одной стороны, он религиозен и чувствует близость с народами Среднего Востока, с другой стороны, это политик, говорящий о необходимости демократии, власти народа и политических свобод. Это интересный синтез…

Для исламистских движений опыт ПСР – модель для подражания. Внук основателя общества «Братья-мусульмане» Хасана аль-Банны академик Тарык Рамазан не напрасно сказал: «Пример Турции (ПСР) завораживает молодые поколения «Братьев-мусульман» ».

Перейти от завораживающей исламистской направленности к консервативной и демократической политической программе, и таким образом, начиная с политической «общины», добиться того, что за тебя голосует половина страны.

Конечно, сила воздействия ПСР на политику на Среднем Востоке ограничена, но даже несмотря на это, она крайне важна и ценна. ПСР представляет собой пример соединения исламистской ориентации с верностью демократии, плюрализмом, рыночной экономикой, глобализацией, она доказывает, что Запад не является нашим антагонистом. Она демонстрирует, какого успеха при демократическом режиме может добиться исламистское движение, усвоившее современные политические ценности.

Народы Среднего Востока на протяжении долгих лет вынуждены были выбирать из двух зол: авторитарные режимы или исламистские тоталитарные режимы. Турция и ПСР демонстрируют народам Среднего Востока, что существует третий путь: консервативная социальная и культурная основа, либеральная экономическая модель и политические программы, ориентированные на демократизацию.