Самоубийство или саботаж?

| Ихсан Дагы 59

Рабочая партия Курдистана (РПК) обезумела. У нее нет намерения оценить возможные последствия учиненного ею насилия, да и ума для этого не хватит...

Премьер-министр прав, говоря о том, что «РПК занимается самоубийством». А, вернее было бы сказать, предпринимает попытки совершить массовое самоубийство. Одновременно старается захватить с собой курдский народ и, если получится, всю Турцию в целом…

РПК хочет, чтобы назад вернулись те времена, когда государство опустошало и сжигало села и деревни, запрещало курдский язык, репрессировало подозрительных курдов. Потому что в такой Турции было очень легко найти себе поддержку. По мере развития государства беспокойство РПК росло, к моменту приближения развязки ее агрессивность распалилась до предела. РПК, как и те, кто думает, что не смогут удержаться на плаву в «новой» Турции, пытается саботировать происходящую в стране «перестройку».

Этого нельзя позволить. Безумное и неоправданное ничем насилие РПК не может, не должно помешать становлению «новой» Турции. Нервы накалены, раны кровоточат…Но несмотря ни на что мы обязаны помнить о здравомыслии. Мы знаем, что в этой точке наиболее правильным выглядит подход «в первую очередь безопасность», сначала остановить насилие, обезвредить РПК…В такой болезненный момент и речи быть не может о том, чтобы сказать "нет" на такое требование.

Конечно же, ответственность в этой ситуации лежит на правительстве. Оно будет развивать политику, будет принимать решения и приводить их в исполнение. Существует реальность, с которой правительство, после принятия срочных «новых» мер, должно будет встретиться лицом к лицу. И эта реальность заключается в том, что насилие РПК, в основе которого лежат общественные и политические элементы, перестало быть управляемым. Другими словами, и террор РПК, и курдская проблема больше не находятся под контролем.

Правительственные круги должны прекратить слушать тех, кто настойчиво повторяет, что попытки решить данную проблему кардинальным вмешательством несут в себе очень серьезные «риски», и по этой причине не нужно «выпускать джинна из бутылки». И для правительства, и для народа РПК и террор, являются проблемой, разрешить которую необходимо очень срочно. Пусть никто не думает, что народ «привык жить на пороховой бочке терроризма». И это не та проблема, которая «рассосется» со временем сама собой. Нельзя возвращаться к старым методам, необходимо предпринимать новые, смелые и неожиданные шаги. Самой большой ошибкой в данной ситуации будет, обозлившись на РПК, перенести эту злость на всех курдов. Пусть никто не забывает, что среди воинов, павших за веру, за правое дело, не только сейчас, но и во все периоды истории были и солдаты-курды по происхождению. Нельзя об этом забывать!

Наиболее эффективный путь по обезвреживанию РПК – несмотря ни на что продолжать процесс демократизации. Знаю, сейчас раздадутся возмущенные голоса тех, кто скажет, что в нынешней ситуации проблему не решить демократическими, правовыми методами. Эти голоса повсеместно найдут поддержку в обществе. В этом случае мы должны напомнить им период 1990-х годов, когда нераскрытые преступления позиционировались в качестве «политики государства»…Если бы внеправовые и антидемократические методы применялись бы успешно, то позавчера 24 человека не пали бы их жертвами. Эти способы борьбы вместо того, чтобы решать проблему, ее лишь углубили, нужно знать, помнить об этом.

Президент сказал: «Терроризм выбрал своей мишенью государство». Мне кажется, терроризм выбрал мишенью и ударил по самой нации. Терроризм уничтожает детей турецко-курдской нации. Также президент упомянул о «мести». Это слово вполне понятно с точки зрения реакции общественности и стремления излить свой гнев. Мы надеемся, слово «месть», использованное на вершине государственной власти, не подвигнет некоторых представителей на применение незаконных методов.

Нельзя забывать, что невозможно добиться необходимого результата, используя внеправовые методы в борьбе с любым терроризмом, даже с терроризмом РПК. Подобные меры уже применялись в 90-е годы. Они не смогли положить конец терроризму, а лишь обеспечили общественную поддержку РПК.

РПК обезумела. Она, не разбирая, кто перед ней, нападает на гражданских, военных, полицейских. Да, она совершает самоубийство, но в то же время она нарушает атмосферу страны, саботирует ее будущее, братство. Предупреждение, сделанное позавчера премьер-министром, было сказано очень к месту, "целью гнева никогда не должны стать наши братья курды. Мы обязаны назло всему проявлять братские чувства, терпимость, солидарность. Каждое нападение РПК должно еще больше укрепить братские чувства, укрепить настолько, чтобы РПК задохнулась в своем собственном насилии".

Мы еще раз взглянули на недавние нападения. Политическая структура не может дать совместный отпор даже «общему врагу», каким является терроризм, она пытается завладеть преимуществами перед своими конкурентами. И предложение Кылычдароглу об отставке правительства яркий тому пример. Хорошо, если правительство уйдет в отставку и РПК тем самым получит силу, как «организация, свергнувшая правительство», Кылычдароглу получит от этого удовлетворение?