Нападение на историю

| Ихсан Дагы 88

То, что пытается предпринять Франция, абсолютно неприемлемо. Попытки закрыть дискуссию, назвав случившееся в 1915 году «геноцидом», настолько же постыдны, как и то, что произошло в тот период.

Стремление навязать признание «геноцида» ученым, намеренным исследовать события, интеллигенции, привыкшей находить истину в дискуссиях, не соответствует ни понятию академической честности, ни принципам свободы слова. Подобный «запрет» может действовать только в стране, где правит якобинская диктатура, как во Франции…

Никакая политическая власть не может узаконить насильственное приобщение народа к своим личным ценностным установкам, не может навязывать свою «правду». У каждого она своя. По какому праву субъективное взгляд на истину представляется в качестве «наивысшей истины», следование которой вводится в ранг обязательного для исполнения правила?!

Эта инициатива губительна для свободы слова и исследования. Неужели французские политики серьезно полагают, что могут переписать историю по своему усмотрению? Считается, что только авторитарные режимы обладают «монополией на трактовку исторического процесса». Только при таком режиме история не подвергается критике, а в стране  существует неоспоримая «официальная точка зрения». Франция, в которой наказуемо инакомыслие по отношению к официальной идеологии…Какой француз не испытает чувство стыда от подобной картины?

Называть события 1915 года «геноцидом» не расценивается в Турции как преступление. Несмотря на известную традицию авторитарного государства и общественную позицию, наложившую своего рода табу на эту тему, слово «геноцид» не запрещено законодательно. Но  во Франции оценивать события 1915 года «не как геноцид» станет преступлением. И какая страна, на Ваш взгляд, ближе к примирению с историей, и, как следствие, к свободе слова?

В последние годы на эту тему проводятся академические конференции, акции по собиранию подписей, характеризующие события как «великое кровопролитие», слышны голоса, кричащие и о «своей трагедии». Короче говоря, пускай и медленно, но тема эта дискутируется с различных позиций и точек зрения. Турция побеждает свои страхи, становится свободной. Турция, признавшая события в Дерсиме, признает также, что в 1915 году имело место массовое уничтожение людей, но она категорически против употребления слова «геноцид». Пусть те, для кого эта тема является чувствительной, поймут: нашему признанию  событий 1915 года препятствует упрощение и сведение дискуссий по этой теме к слову «геноцид»…

Действия Франции нацелены на саботирование нашего признания событий. Для того чтобы рассчитаться с Турцией, они беспринципно используют армян и всех других пострадавших в 1915 году.

Безусловно, необходимо резко отреагировать на эту неразумную инициативу Франции. Но это не должно лишить Турцию смелости для «примирения с историей», которую она демонстрирует в последнее время. Мы знаем, что по мере того, как  «армянский вопрос» все больше приобретает политическое измерение, он ожесточает стороны и задерживает примирение.

Давайте заявим о глупости действий Франции, но чего делать точно не нужно, так это, в попытке достойно отреагировать на французские выпады, стремится к всеобщему «обелению» истории. Потому что,  расценив действия Франции как «нападение на историю Турции», мы должны эту историю защищать.

Мы знаем, что у нас есть проблемные места в истории, скрывать это бессмысленно. Еще несколько недель назад премьер-министр Эрдоган от имени государства попросил прощения за содеянное в Дерсиме. А также призвал принести извинения Народно-республиканскую партию, находившуюся в период тех событий у власти.

После этого на повестку вышли действия трибуналов. Были озвучены призывы к признанию и принесению извинений за действия революционных судов, в период создания республики  приговоривших к смерти тысячи человек.

Эти призывы вполне обоснованы. Но мы ведь и не намерены скрыть жестокую политику, проводимую в однопартийный период под революционными лозунгами! В череде подобных событий остаются еврейские погромы 1934 года, введение налога на имущество 1942 года, события 6-7 сентября. Есть Мараш, Чорум, Сивас…27 мая, 12 марта, 12 сентября...

Да, наша история не настолько «безоблачна», как мы в это верили. И, разозлившись на Саркози, прекратить дискуссии о своей истории и  заставить всех замолчать, было бы абсолютно неправильно.

Что говорил премьер-министр Эрдоган в мае 1999 года? «Долгие годы в этой стране происходили различные события. Представители  иных национальностей были изгнаны из нашей страны. И что, разве мы выиграли от этого? Необходимо осознать эти события, подумать об этом. В сущности, они стали результатом фашистского подхода».

Давайте и на этот раз будем заниматься своим делом, продолжим разбираться с нашим прошлым и нашими «истинами».

Превозносить историю бессмысленно. Насколько сегодняшний день свободен от ошибок, настолько и прошлое было безгрешно. А изменить историю невозможно…Нам остается быть честными; вместо того, чтобы тащить на себе, как крест, груз грехов прошлого, нужно говорить прямо и открыто, набраться смелости принять правду.

Джемиль Мерич характеризовал «истинную любовь к истории» как «умение преобразовать неприглядную реальность в великолепное прошлое». Сегодняшняя реальность не неприглядна, а в прошлом мы не уверены. Но великолепной можно сделать и реальность.