«Ревизионистская держава», нуждающаяся в поддержке НАТО

| Ихсан Дагы 335

В последнее время внешняя политика Турции подвергается критике за неспособность к выполнению данных обещаний.

Это происходит из-за того, что увеличивается разрыв между её стремлениями и возможностями, а это может снизить уровень доверия мирового сообщества к Турции.

Недавнее перемирие в секторе Газа, заключенное между ХАМАС и Израилем, служит ещё одним примером несоответствия претензий и самомнения Турции её реальному влиянию.

Это становится острой проблемой турецкой внешней политики. Вместо того чтобы привести свою риторику и цели в соответствие со своими возможностями, турецкое правительство повысило уровень своих притязаний, бросая вызов существующему миропорядку. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган в своих выступлениях всё чаще называет существующий миропорядок «несправедливым», призывая к перераспределению власти в рамках системы международных отношений.

В качестве особо показательного примера «несправедливости» сегодняшнего миропорядка Эрдоган выделяет структуру Совбеза ООН. По его мнению, «несправедливость» в современном мире приобрела структурный характер. Подобная структурная несправедливость отчетливо проявляется в деятельности ряда международных организаций, в особенности Совета Безопасности ООН. Из чего Эрдоган делает следующий вывод: «Пришло время реорганизовать структуру международных организаций, в первую очередь Совбеза ООН. Необходимо преобразовать структуру этих организаций, внести в них больше равенства и справедливости».

Эти слова благозвучны, и критика сложившейся системы международных отношений, которую они содержат, вполне справедлива. Однако когда с такими заявлениями выступает не академическая организация или движение гражданского общества, но политический лидер, они могут быть восприняты как ревизионистская позиция, направленная против установленных норм, правил и институтов международной системы.

Турецким лидерам следует понять, что ревизионизм не имеет положительных коннотаций в международных отношениях. Он ассоциируется с радикализмом государств и лидеров образца начала XX века, который привел к войнам, хаосу и страданиям. Следовательно, принятие Турцией образа антисемитского государства повредит её имиджу, престижу и влиянию. Резкий переход от политики среднего уровня амбиций и поддержки статус-кво к модели амбициозного ревизионистского государства несет Турции вероятные политические и экономические риски.

Похоже, что чрезмерная уверенность в собственных силах в сочетании с популистским подходом к внутренней политике заставляет турецких лидеров ставить под сомнение правильность существующего миропорядка. Турки рассматривают свою страну в качестве наследницы Османской империи, вследствие чего скептически оценивают сегодняшний статус Турции. Они полагают, что Турция заслуживает более важного места на международной арене. Это мнение находит свое отражение в риторике правящей Партии справедливости и развития (ПСР).

Более того, лидеры ПСР рассчитывают на то, что, «вызывающая» позиция по отношению к «державам-гегемонам», как называет их Эрдоган, придаст вес претензиям Турции на лидерство и увеличит популярность правящего режима как в самой Турции, так и среди населения региона. Однако это не означает, что Турция получит большую долю влиянию в международных отношениях. Конфронтация в отношениях с внешним миром может с большой долей вероятности повлечь за собой переход к авторитарному типу правления в самой Турции. Власть, идущая на конфронтацию с остальным миром, потребует полной поддержки, подчинения и дисциплины в собственном государстве.

Верно, что новые индустриальные страны склонны занимать ревизионистскую позицию в международных отношениях, поскольку они не довольны установленным балансом сил, и желают его изменить. Но мы знаем, что в международных отношениях «перемены» происходят не через высказывание требований, а путем реальной демонстрации силы. Главным образом посредством войны или демонстрации готовности к войне, а также через экономические акции, направленные на изменение сложившегося баланса сил. Риск, однако, состоит в том, что призывающие к переменам новые индустриальные страны могут получить отпор со стороны крупных держав в том случае, если они не располагают реальными возможностями для реализации своих претензий.

Турецкие лидеры ставят под сомнение правильность существующего мирового порядка и требуют для себя более значительной доли власти в системе, но в то же время просят у НАТО защиты от возможных ракетных атак со стороны Сирии. Если вы не располагаете возможностями для того, чтобы защитить себя от такой страны, как Сирия, и обращаетесь за помощью к НАТО, которая является наиболее стабильным институтом существующего миропорядка, то ваш призыв к перераспределению власти безоснователен или, по крайней мере, преждевременен.