Если вы любите Эрдогана, скажите ему правду

| Ихсан Дагы 772

Конечно, дело не только в парке Гези. Тема парка стала лишь толчком для реакции на правительство, которое со временем становится всё авторитарнее и своими проектами пытается подстраивать всё вокруг под себя.

Протест разросся потому, что в то время, когда общество ожидало демократизации, оно вдруг столкнулось с тем, что власть увлеклась определением «новой идентичности».

Вообще-то Турция в последнее время переживала очень важный процесс нормализации. Те бесконечные, ни к чему не приводящие дискуссии, с которыми мы особенно часто сталкивались десять лет назад, практически исчезли. Даже такие деструктивные споры, как «светскость-религиозность», тоже остались позади. Вопрос ношения хиджаба перестал быть символом общественного противостояния и напряжения. В результате мы пришли к тому, что и религиозные и светские люди смогли сосуществовать без столкновений. И хиджаб, и религиозность, и алевизм, и светскость стали нормально и естественно восприниматься «иными». Более того, мы начали делать серьезные шаги в «курдском вопросе», продвигаясь к «курдскому миру».

В такой ситуации вместо того чтобы получит новую конституцию, мы начали слышать нотки авторитаризма в виде инициативы перехода к президентской системе. Нам преподнесли модель не плюрализма, а большинства, которое при помощи власти навязывает свои ценности меньшинству.

При таком раскладе расценивать протесты парка Гези как идеологические догмы маргинальных групп или искать корни зла в заговорах зарубежных сил было бы недостаточно.

Премьер-министр, вместо того чтобы клеймить всех, кто высказывает оппозиционные взгляды или протестует против правительства как «маргинал», должен задуматься над тем, насколько он сам «центрист». Риторика и политика Эрдогана начали отдаляться от «центризма».

Высказывания в адрес оппозиции в духе «там, где они соберут сто тысяч человек, мы соберем миллион» или «мы с трудом сдерживаем 50% от выхода на улицы» не могут быть словами «центристской партии».

Ни партия, ни ее лидер не могут уберечь образ «центристов», который сложился в 2002 и 2007 годах.

В дни «е-предупреждения» Мендерес, Озал и Эрдоган представлялись как «звезды демократии» Турции (27 апреля 2007 г. Генштаб Турции опубликовал на официальном сайте заметку, которая получила широкий резонанс и была оценена как давление на правительство Эрдогана). Но теперь, к большому сожалению, невозможно представить Эрдогана наряду со «звездами демократии».

Ни Мендерес, ни Озал не имели проектов «социальной инженерии». Цель их деятельности заключалась в развитии и демократизации общества. У них не было цели «довести общество до идеала» руками власти. В этом плане Партия справедливости и развития (ПСР) быстро отдаляется от линии Мендереса и Озала и становится партией, которая, опираясь на авторитет и ресурсы государства, пытается построить «идеальное общество». Однако минимум одну треть основы правящей партии составляют правоцентристы, которые могут не поместиться в прокрустово ложе «идентичности и социальной инженерии», которое для них приготовила нынешняя ПСР. Им будет трудно удержаться, потому что Эрдоган сегодня не похож ни на Мендереса, ни на Озала.

Общество не похоже на партию. Ошибочно будет ожидать от общества той покорности, которая царит в партии. Это просто-напросто невозможно. Нельзя «дисциплинировать» общество, сидя на троне. И вчера общество не покорилось: ведь своим существованием ПСР обязано именно этому обществу, которое теперь устало от постоянного давления, попыток унификации и гегемонии определенных общественных организаций. И насколько правильно теперь пытаться дисциплинировать всё общество, СМИ, деловые круги под партийные нужды? Бог с ним, с «правильно или нет», возможно ли это?

Такое осуществимо только в закрытых обществах. В Анкаре у всех, кто связан с правительством, имеется «официальное» и «собственное» мнение. Во время откровенных бесед можно услышать о склонности лидера к авторитаризму, о политике одного человека, об управлении внешней политикой, а вот когда эти же люди выходят в эфир, пишут в газетах или выступают на конференциях, они говорят совсем о другом, они высказывают «официальную позицию». Правительство создает атмосферу верховенства и подталкивает к лицемерию. В среде, в которой люди не могут высказывать то, во что они верят, не может быть пользы никому, и в первую очередь — самой власти.

Так что если вы любите Эрдогана, скажите ему правду.