Место Анкары в Европе

| Ихсан Дагы 381

Многие рассматривали проект по вступлению в Евросоюз прежде всего в качестве некого процесса демократизации. Государство должно было измениться.

Оно больше не будет смотреть на народ свысока, его действия станут прозрачными, и правительство будет отвечать за свои поступки. На смену правлению во имя корыстных целей придет правовое государство.

Однако ничего не вышло, процесс остановился, появились препятствия. Были совершены неверные шаги властью и оппозицией. Европа также повела себя неправильно, мыслила стереотипами и не поняла того, что Турция, став членом Евросоюза, разделила бы ее воззрения.

В настоящий момент Европа приближается к Турции, оставшейся за пределами Евросоюза и находящейся в поиске альтернатив в Азии, с ее рыхлой экономикой и нестабильностью, с нерациональными игроками, столкновениями в политике, нехваткой демократии и права. И Европе также придется заплатить за это.

Желание вступить в Евросоюз исходило от слоев общества, стремящихся к демократии и переменам. Сегодня ситуация не изменилась. Те, кто избегают членства, боятся демократии и избегают ее. Актеры меняются, но динамика остается прежней. Те, кто приходит к власти в Анкаре, начинают избегать темы членства в Евросоюзе.

В недалеком прошлом управляющий страной блок военных и националистов, заметив процесс демократизации Турции Евросоюзом, принял оппозиционную сторону, забыв даже о преклонении кемалистов перед Западом. Вошли в обиход такие понятия, как «национальная независимость», «особые условия Турции», «заговор Запада».

Сторонники изменений, реформ и более открытого миру положения страны поддерживали проект членства в Евросоюзе. В конце 1990-х — начале 2000-х годов политическая арена словно разделилась на сторонников и противников членства. Выходя за рамки закона в процессе «28 февраля», не щадя демократии и свободного режима, националисты, имеющие своей целью уничтожение мусульманских движений и Партии благоденствия (ПБ), перенесли тем самым консервативные группы в блок сторонников членства. Мусульманские движения и ПБ стали для националистов угрозой номер один, поэтому членство в Евросоюзе стало для таких движений и партии защитой от национальных групп. Основанная движением национальных взглядов после упразднения ПБ Партия добродетели (ПД) стала самым ярым сторонником членства в Евросоюзе.

Это направление было далее продолжено Партией справедливости и развития (ПСР). В настоящее время при появлении критики в адрес демократизации в Евросоюзе, правового государства и прав человека националисты возражают: «Зачем нам Евросоюз? Пусть он живет своей жизнью и не вмешивается в наши дела». Руководство ПСР же принимало всерьез предупреждения и критику со стороны Евросоюза, объявляло, каким образом национальная программа постепенно приведет к реформам.

В настоящее время после прихода к власти ПСР мы стали слышать и от нее похожие националистские позывы: «знай свое место», «не вмешивайся», «у нас особые условия». Еще немного, и мы услышим: «Мы не хотим опеки Евросоюза». Партия, пришедшая к власти с мыслью о Евросоюзе и демократизации, в период своего правления сделавшая очень важные шаги в этом направлении, своими последними действиями загнала себя в порочный круг в политике Турции. Когда она пришла к власти в государстве, выступая против олигархических структур, защищая идеи демократизации, правового государства и реформ, она стала играть по своим правилам и отказалась от целей демократизации и вступления в Евросоюз.

Завоевав авторитет, партия уже не стремится привести Турцию в Евросоюз. Она не хочет этого членства. Кроме того, структура, одним из определяющих условий которой является демократия, не откроет свои двери государству, которым правит авторитарная партия. В последние годы не зря ведутся разговоры о вступлении в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), членами которой являются авторитарные азиатские страны. Это означает, что было уничтожено очень важное в динамике демократизации Турции, отказавшейся от цели вступления в Евросоюз.

Целью является не просто стать членом Евросоюза, а превратить демократию в институт, основать правовое государство, усилить права человека. Проще говоря, в динамике изменений на пути к членству изменить отношения государства и общества, сделать действия государства прозрачными, заставить руководство отвечать за свои действия.

Еще вчера лидеры ПСР и консерваторы, находясь под давлением режима кемалистов-милитаристов, говорили об этом, не так ли?

На самом деле, главное даже не членство в Евросоюзе, а то, в каком государстве нам предстоит жить.