Цель — турецко-российское сближение?

| ИноСМИ 294

Назначение Андрея Карлова послом России в Анкаре после работы в посольствах Северной и Южной Кореи было большим сюрпризом для дипломатического сообщества.

Он не работал в непосредственной близости от Турции, и критически важную миссию российский президент Путин поручил специалисту по весьма отдаленным от нас регионам. Карлов приступил к исполнению своих обязанностей в 2013 году, когда в турецко-российских отношениях не было большой напряженности; несмотря на политические разногласия в сирийском вопросе, продолжались шаги по укреплению отношений двух стран на экономической основе, от сотрудничества в области природного газа до новых сфер взаимодействия.

Крупнейший перелом в двусторонних отношениях наступил с уничтожением Турцией российского самолета. Мы беседовали с Андреем Карловым в тот момент, когда напряженность в отношениях Москвы и Анкары резко обострилась. Тогда он впервые назвал Cumhuriyet условия России: извинения, компенсации, наказание виновных…

С письмом Эрдогана Путину было частично выполнено первое условие. Турция объявляла о готовности оказать материальную помощь семье убитого пилота, но осуществилось ли это условие, по-прежнему неизвестно. Наказание виновных продолжается до сих пор.

После попытки госпереворота Анкара сделала много шагов для преодоления кризиса с Россией и во многом переменила тон. Да так, что не напомнила об обещаниях скидки на природный газ из России и лишь вполголоса сообщила об ожиданиях отмены виз, которые были введены снова. С одной стороны, Анкара пыталась наладить отношения с Россией, с другой — получила одобрение Москвы на проведение операции «Щит Евфрата», которую она на протяжении нескольких лет хотела начать в Сирии, но не могла сделать это. За этим в продолжающейся шесть лет войне последовала эвакуация оппозиции из Алеппо. Причем во время преодоления препятствий, которые чинил Иран, несмотря на российско-турецкое согласие, Карлов разрывался между министерством иностранных дел и посольством.

В этом шаге, сделанном в решении проблем на изобилующем неизвестными пространстве Ближнего Востока, Карлов проявил тонкости дипломатии между Тегераном и Анкарой, в отношениях которых веками не прекращалась напряженность, но она никогда не поднималась слишком высоко. И в день, когда Карлов впервые прибыл в Турцию, и в день своей кончины он был вместе с прессой. Тот самый снимок с журналистами, который был сделан в 2013 году, в Анкаре, в первые дни пребывания Карлова в должности, висит на главном входе в посольство. Свидетелями смерти Карлова снова были журналисты, фоторепортеры.

Cumhuriyet, Дуйгу Гювенч, Перевод ИноСМИ