Из Эль-Баба в Ракку

| ИноСМИ 183

На пресс-конференции перед турне по странам Персидского залива президент Эрдоган обозначил цели и рамки своей политики в Сирии. Он отметил, что Эль-Баб вот-вот падет, а новая задача — Ракка и Манбидж.

Ведь «конечная цель — не Эль-Баб, а очистка региона от ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.)». При этом рамки, о которых идет речь, — создание в северной Сирии освобожденной от террористов безопасной зоны площадью четыре-пять тысяч квадратных километров и ее превращение в запретную для полетов зону.

А также размещение в этом регионе коренного населения вместе со специально созданной национальной армией.

Это предложение, которым, как сказал Эрдоган, он поделился с США, Россией и Германией, конечно, «амбициозно». Но другого выхода, кроме как активно действовать на поле боя в гражданской войне в Сирии, просто нет. Ведь этот кризис лежит в основе множества проблем, с которыми Турция сталкивается в течение последних трех-четырех лет.

Этот путь требует определенного согласования между сталкивающимися интересами нескольких игроков.

Прежде всего, разумеется, между США и Россией.

Эрдоган исходит из того, что тема борьбы с ИГИЛ может стать первой площадкой сотрудничества между Трампом и Путиным. И видит, что влияние Турции на поле боя в борьбе против ИГИЛ усилит ее переговорные позиции и даже опровергнет аргумент о том, что «только Отряды народной самообороны (YPG) эффективны в этой войне».

Кроме того, создание «безопасной зоны» площадью четыре-пять тысяч квадратных километров предполагает различные преимущества: в частности, зачистка региона от ИГИЛ, обретение Свободной сирийской армией (ССА) возможности остаться за астанинским и женевским столом в качестве влиятельного игрока, ограничение угрозы YPG и, возможно, даже ее полное устранение, частичное решение проблемы мигрантов и предотвращение попыток режима Асада п прерыванию процесса политического перехода при участии умеренной оппозиции.

Планы в отношении Ракки и Манбиджа показывают, что Турция настаивает на своей политике в Сирии.

При этом поиски согласия и координации между Россией и США будут, как известно, представлять собой сложный процесс. Наглядный тому пример — удар российской авиации по турецким военным в Эль-Бабе и нынешние споры о «координации». Опять же из-за беспокойства по поводу продвижения сил ССА при поддержке Турции режим Асада может пойти на более глубокое сотрудничество с YPG.

В дополнение ко всем этим прогнозам главные изменения могут произойти тогда, когда администрация Трампа сформирует свою ближневосточную политику.

Администрация Трампа, которая в качестве двух целей определяет «борьбу с ИГИЛ» и «сдерживание Ирана», все еще не смогла стать внутренне целостной командой.

Из телефонных переговоров Трампа с руководством стран Персидского залива становится понятно, что свои усилия по сдерживанию Ирана он начнет с Йемена, дабы написать историю успеха и продемонстрировать Персидскому заливу решительный настрой на сотрудничество.

Самая деликатная часть этого уравнения — Сирия и Ирак. В Сирии США должны вести определенный торг с Россией. В Ираке наблюдается открытое неповиновение. С иракским правительством необходимо реализовать «процесс отщепления от Ирана», но пока неясно, как это сделать. Но, в конце концов, уже сейчас становится понятно, что региональная политика Трампа поднимет новую геополитическую волну.

Могу сказать, что извлечь из этого выгоду или, по крайней мере, понести от этого меньший урон смогут те государства, которые способны выстоять на поле боя. И заявление Эрдогана о Ракке и Манбидже, а также его турне по таким странам, как Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, я рассматриваю как «подготовку» к приближающемуся периоду.

Так, в ходе выступление в IPI (International Peace Institute) в Бахрейне Эрдоган призвал Совет сотрудничества стран Персидского залива взять на себя ответственность за региональные проблемы, в том числе сирийский и палестинский вопросы. Формула — «активное сотрудничество стран региона для решения собственных проблем».

Когда ожидается, что Трамп объединит страны Персидского залива против Ирана, этот призыв показывает: Турция возьмет на себя активную инициативу на региональном уровне. А предупреждение Эрдогана о том, что «страны региона должны быть хозяевами своего будущего», обладает историческим значением.

Для стран Персидского залива передать все США — это не решение. Для преодоления регионального хаоса, который принесет период Трампа, необходимы качества сильного игрока и сотрудничество.

Бурханеттин Дуран, Sabah