Блеф как способ решения кипрского вопроса

| Йост Лахендайк 30

На прошлой неделе премьер-министр Эрдоган совершил визит на Северный Кипр.

 Эрдоган воспользовался этой поездкой, чтобы ещё раз донести чёткое послание, прежде озвученное министром иностранных дел Давутоглу.

Турция хочет заключить договор о воссоединении острова до середины 2012 года, но она уже изрядно устала от действий греков-киприотов. 

Если до этого времени решение не будет найдено, Турция заморозит свои отношения с ЕС, так как с 1 июля по 31 декабря 2012 года не признанный Турцией Кипр примет на себя временное председательство в ЕС.

Прежде чем комментировать эти в высшей степени смелые высказывания хочу поделиться моими соображениями по некоторым пунктам, всегда, так или иначе, возникающим, когда речь заходит о Кипре. Я считаю, со стороны ЕС было большой ошибкой принять просьбу Греции о членстве Кипра в декабре 1999 года, так как это не могло поспособствовать решению проблемы между двумя диаспорами. Как мы все знаем, эти вопросы всё более обострялись с отказом греков-киприотов принять план ООН, предполагающий объединение острова. Я отлично понимаю раздражение турок в связи с тем, что греческая диаспора пользуется с 2004 года своим членством в ЕС, чтобы всячески препятствовать решению кипрского вопроса. Наконец, я полагаю, что Турция напрасно загнала себя в угол, когда в 2005 году решила не давать силу договору, подписанному с ЕС и предусматривающему открытие её портов и аэродромов кипрским кораблям и самолётам. И сразу хочу отметить, что пусть ярые поборники умерят свой пыл и не заваливают интернет-сайты газет и почту письмами, как делали это раньше после выхода какой-либо статьи о Кипре, в которых всю вину взваливают на одну из сторон. 

Я выделяю в речах Давутоглу и Эрдогана три важных послания. Одно из них довольно разумно, другое не очень, а третье специфично. Начнём с разумного. После стольких лет вялотекущих переговоров без конкретных сроков и результатов я считаю положительным то, что турецкое правительство предложило в качестве конечной даты июль 2012 года, расценив возможности, возникшие в рамках усилий ООН в этом направлении в последний период. Эти переговоры не могут продолжаться вечно. Чтобы все заинтересованные стороны пришли к окончательному решению, необходимо как можно скорее предпринять необходимые шаги. Если этого не случится, Турция выйдет из переговоров и начнёт рассматривать другие альтернативы. Возможно, эти альтернативы ещё более узкие, чем готова признать Анкара, но это уже тема для другой статьи.

Перейдём ко второму посланию. Турция всё ещё хочет найти решение, но делать уступки и садиться за стол переговоров с представителями греческого Кипра не желает. А вот здесь непонятно. Как можно поверить в благие намерения Турции, если она то и дело говорит, что идти на какие-то жертвы ради решения вопроса не хочет? Да и почему Турция ведёт переговоры с сидящим за решеткой лидером РПК Абдуллой Оджаланом, а с лидером греков-киприотов договариваться отказывается? Турция не ведёт прагматической политики вне границ? Нужно признать, что если турецкое правительство не приложит усилий для создания доверия между Турцией и греческим Кипром, не о каких договорённостях и речи быть не может.

И последнее послание заключалось в готовности заморозить, по крайней мере, на какое-то время, переговоры с ЕС. На кого пытается воздействовать турецкое правительство, делая такие заявления? Европейских друзей Турции несколько смутило такое бесцельное дипломатическое упрямство. А вот противники вступления Турции в ЕС - Париж, Берлин и Никосия - радуются происходящему. Турция, совершая один лишь этот шаг, потворствует желаниям тех, кто всячески пытается заблокировать процесс её вступления в ЕС. Допустим, в начале следующего года двум кипрским диаспорам будет вынесено на обсуждение соглашение по Кипру. Каждый грек-киприот, говоря «нет» на референдуме, убивает сразу двух зайцев одним выстрелом: не идёт ни на какие уступки туркам-киприотам, а заодно пускает под откос членство Турции в ЕС. Действительно ли Эрдоган и Давутоглу полагают, что Париж и Берлин не воспользуются преподнесенным им на блюдечке с голубой каёмочкой шансом и не заморозят навсегда переговорный процесс? Или Анкара на самом деле хочет вот так жестко выйти из этой игры под названием «Кипр»?