Турция: друг Израиля ради Палестины

| Керим Балджи 349

Бывший премьер-министр Турции Месут Йылмаз был с визитом у ныне покойного президента Палестины Ясира Арафата в Рамалле 8 сентября 1998 года.

Тем летом соглашение о военном сотрудничестве, подписанное между Израилем и Турцией пятью годами ранее, просочилась в прессу и было использовано партиями в качестве аргумента в предвыборной гонке. В преддверии выборов Йылмаз пообещал, что если он придет к власти, то проверит соглашение и отменит его, если найдет его ориентированным на исламизацию страны. В ходе того визита турецкий журналист напомнил премьер-министру Йылмазу о его обещании и спросил, что он сделал по этому вопросу. Йылмаз был поставлен в затруднительное положение, будучи вынужденным говорить о турецко-израильском военном соглашении перед Арафатом, и не смог дать вразумительного ответа. Тогда Арафат сказал: «Если вы позволите, я хотел бы ответить на этот вопрос».

Арафат ответил от имени премьер-министра Турции и сказал в целом следующее: «Однажды палестинское государство будет создано. Тогда израильтяне поймут, что им палестинское государство нужно больше, чем самим палестинцам. Но наши страны тесно связаны. У нас каждый день будут проблемы. Нам понадобится посредник, к которому можно будет всегда обратиться. Израильтяне говорят, что США идеальный посредник. Но мы не согласны с этим, потому что США всегда принимает решения в пользу Израиля. Мы считаем идеальным посредником Египет, но Израиль не согласен с нами. На земле существует только одна страна, заслуживающая доверия и нашего, и Израиля — Турция. Поэтому мы поддерживаем хорошие отношения Турции с Израилем».

Стоя у могилы Арафата в Мукатаа в среду, я вспомнил его слова, свидетелем которых я стал несколько лет назад. Я был одним из журналистов, сопровождавших президента Союза торговых палат и товарных бирж Турции (TOBB) Рифата Хисарджиклыоглу, который прилетел в регион, чтобы подписать соглашение о создании Иерусалимского арбитражного центра (ИАЦ). ИАЦ был запланирован в качестве арбитражного органа, в который палестинские бизнесмены, которые проводят около 80 процентов от их торговых отношений с внешним миром через израильские компании, могут обратиться в случае возникновения споров (и наоборот). Руководящий комитет состоит из трех израильтян и трех палестинцев в качестве членов. После того как израильтяне и палестинцы не смогли прийти к соглашению относительно президента ИАЦ, они предложили Рифату Хисарджиклыоглу выступить в качестве президента, поскольку он заслужил доверие обеих сторон.

Во время церемонии подписания Хисарджиклыоглу подчеркнул очень важный факт: «Сегодня предприниматели не следуют за политиками и дипломатами. Скорее, предприниматели ведут их. Позвольте мне закончить: если израильские и палестинские бизнесмены могут собраться вместе и предложить турецкому бизнесмену председательствовать в арбитраже, то эта модель также будет принята политиками и дипломатами. У меня нет непреодолимой склонности предполагать, что каждый конфликт должен быть урегулирован через посредничество Турции. Вместо этого я хочу сказать, что если есть конфликт, и если Турция может что-то сделать, чтобы разрешить его, то Турция должна сделать это».

Недавно Израиль принес извинения за произошедшее в 2010 году нападение на «Флотилию свободы», доставлявшую гуманитарную помощь в сектор Газа, в результате которого погибло девять турок. Во время нашего визита, который последовал за официальными извинениями Израиля, я заметил, что израильские бизнесмены были рады видеть возвращение двусторонних отношений в нужное русло. Конечно же, наши туроператоры, которые привыкли видеть израильских туристов своими постоянными клиентами, должно быть, чувствовали такую же радость и объявили этот год годом восстановления. Этот энтузиазм предпринимателей также должен распространиться на политиков и дипломатов. Визит нашего премьер-министра в Газу следует рассматривать как возможность для инициации сближения между ХАМАС и ФАТХ, возможность убедить ХАМАС признать государство Израиль, положить конец террору, а также решимость взять на себя инициативу в переговорах между Израилем и Палестиной. Это было бы самой большой пользой, которую мы можем принести палестинцам в целом и ХАМАС в частности.

Я не придаю большого значения турецко-израильским отношениям только потому, что это могло бы стать полезным для палестинцев. Признавая важность этих отношений, я не игнорирую ту печальную истину, что израильская оккупация палестинских территорий продолжается. Пока длится оккупация, мы будем негодовать и критиковать Израиль. Но это раздражение не дает нам права закрывать глаза на позиции «арбитража и посредничества», определенные для Турции. Мы не можем избегать своих обязанностей только потому, что у нас есть проблемы.