Чьи ракеты лучше?

| Ляле Кемаль 504

Западные союзники не скрывали своего разочарования, узнав, что Турция поручила производство первой системы противоракетной обороны китайской компании, а не претенденту из числа стран — членов НАТО.

Один европейский дипломат сравнил такой выбор с постройкой третьего моста через Босфор, в то время как нет ни одной магистрали, которую можно к нему присоединить. «Мост будет изолирован и не принесет никакой пользы», — сказал он. Это сравнение — явный намёк со стороны США и НАТО на то, что китайский комплекс будет несовместим с их системой воздушной безопасности, а это плохо скажется на коллективной безопасности стран Атлантического альянса.

Китайцы «обскакали» всех

Отношения между Турцией и США с НАТО не могли не обостриться после того, как 26 сентября наша страна отдала предпочтение шестилетнему проекту китайской оборонной фирмы China Precision Machinery Import-Export Corporation (CPMIEC) под кодовым названием T-Loramids. Это решение оставило не у дел американцев из Lockheed Martin и Raytheon с ЗРК «Пэтриот», а также совместный французско-итальянский консорциум Eurosam со своей последней разработкой SAMP/T.

Письменное заявление, распространенное после заседания Подсекретариата по оборонной промышленности, проходившего под руководством премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, гласило: «Было принято решение начать переговоры с китайской компанией CPMIEC по вопросу совместного производства ракет и боевых систем на территории Турции». Стоимость проекта T-Loramids оценивается примерно в четыре миллиарда долларов.

В то же время представитель местной оборонной промышленности сообщил «АиФ-Турции», что еще до заседания 26 сентября из списка вероятных поставщиков выпала Россия с ЗРК С-300 за $4,5 млрд. Русские не смогли предложить турецким заказчикам подходящие варианты инвестирования и передачи технологий.

НАТО насторожена

Пресс-секретарь Госдепа США Джен Псаки в опубликованном в конце сентября заявлении ясно дала понять, что США обеспокоены тем, что тендер достался Китаю. Американский госсекретарь Джон Керри на встрече со своим турецким коллегой Ахметом Давутоглу в Нью-Йорке 27 сентября высказал аналогичные замечания. Он указал на озабоченность и разочарование американской стороны в связи с сотрудничеством Турции с компанией, продукция которой не сможет взаимодействовать с системами НАТО. Кроме этого, CPMIEC находится под американскими санкциями за нарушение Акта о нераспространении оружия в Иране, Северной Корее и Сирии.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен рассказал в интервью Wall Street Journal, что Турция пока не заключила окончательного соглашения с китайским военным подрядчиком. Он также добавил, что все 28 стран — членов НАТО понимают, что будущее альянса зависит от приверженности её членов идее максимальной совместимости вооружённых сил в рамках программы Connected Forces Initiative (Инициатива объединённых вооружённых сил).

Волевое решение

В ответ на заявление США и НАТО турецкие чиновники выступили в защиту решения Анкары. Вице-премьер Бюлент Арынч сказал, что Турция в состоянии принимать столь важные решения самостоятельно: «Китай сделал очень выгодное предложение, которое включает в себя производство части ракетных комплексов в Турции», — дополнил он.

Министр обороны Исмет Йылмаз, обращаясь к представителям СМИ 1октября, также заступился за решение о начале переговоров с Китаем. «Турция заинтересована в совместном производстве и передаче технологий. Способны ли другие страны предложить нам то же самое?» — сказал министр обороны. Отвечая на вопросы, он заметил, что ни о каких проблемах совместимости китайских комплексов с системами НАТО речи не идёт. «Кроме того, Китай предложил самую низкую цену за проект», — добавил министр.

Щедрое предложение

Очевидно, что предложение Китая предполагает серьёзный технологический вклад в турецкую оборонную промышленность. Это и сыграло основную роль в выборе китайской системы. Информаторы из оборонной промышленности сообщили «АиФ-Турции», что в дополнение к производству комплексов компания CPMIEC предложила инвестиции в строительство нового технопарка неподалёку от стамбульского аэропорта им. Сабихи Гёкчен и снизила первоначальную цену примерно на миллиард долларов.

Представитель одной западной оборонной компании, расположенной в Анкаре, считает, что США не смогли бы предложить Турции такой уровень передачи технологий из-за строгого экспортного контроля со стороны Вашингтона. По мнению специалиста, Китай проводит целенаправленную политику по выходу на турецкий рынок оборонной промышленности.

История оружейных сделок

Это не первый случай, когда Турция и Китай заключили оружейную сделку. По сообщению британского аналитического центра IHS Jane's, в 1997 году Турция приобрела у CPMIEC пять батарей реактивной системы залпового огня CPMIEC WS-1B и наладила производство собственных аналогов под маркой Roketsan на их основе. Считается, что она получила кодовое название Yıldırım («Молния»).

Всеобщее удивление вызвали и совместные воздушные учения ВВС Турции и Китая в начале октября 2010 года. Тогда турецкие F-16 и китайские Су-27 выполняли полёты в составе смешанной группы. Турция пригласила Китай на учения «Анатолийский орёл» после отказа США от участия в них из-за потепления отношений между Турцией и Ираном. Совместные турецко-китайские учения заставили многих западных партнёров Турции подумать, что под руководством консервативной Партии справедливости и развития (ПСР) страна отдаляется от Запада и дрейфует в сторону Востока.

Смена оси?

Решение турецкого правительства о начале переговоров с Китаем заставило партнеров задуматься о предпочтениях Турции. Однако такой подход к проблеме говорит о недооценке того значения, которое Турция придает своему членству в НАТО. Особенно в свете возможного вступления в Евросоюз. Некоторые эксперты считают, что переговоры о покупке ракет у Китая — реакция на позицию США и НАТО по сирийскому вопросу.

Турция приютила на своей территории порядка полумиллиона сирийских беженцев, и Анкара была глубоко разочарована неспособностью Запада принять надлежащие меры, чтобы остановить войну, которая негативно сказывается на безопасности Турции. Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, возможно, использовал выбор китайских ракет в качестве послания партнёрам по НАТО, которое гласит: «Турция не зависит ни от Европы, ни от США, мы можем пойти на Восток и покупать все, что нужно, у них».

Национализм Эрдогана

Эрдоган практически в одиночку решает вопросы военных закупок, отстранив военных от подобных проектов. По его мнению, большая часть вооружений должна быть произведена в Турции для усиления её экономики и создания жизнеспособной инфраструктуры оборонной промышленности, которую многие поспешили списать со счетов из-за непродуманной и противоречивой политики предыдущих лет.

Лейтмотивом нынешней политики в этой сфере стало намерение Анкары сотрудничать с третьими странами вне зависимости от их отношений с США. Особенно в тех областях, в которых у Турции не достаёт своих технических возможностей.

Однако если Турция в конце концов подпишет договор с Китаем о производстве ракет, она рискует приобрести слабоэффективную систему, не вписывающуюся в общую канву системы безопасности НАТО и не опробованную в условиях реальных боевых действий. К тому же есть вероятность оказаться в одном ряду с африканскими странами третьего мира, которые используют дешёвую китайскую технику.