Была ли пресса более свободной?

| Махмут Овюр 4

Сейчас, среди свободной прессы, попыток переворотов,призывов ломать перья и бежать на брифинги, а также упреков типа «очередьдойдет и до тебя», мы ищем ответ на следующий вопрос: стала ли пресса болеесвободной по сравнению с тем, что было 8-10 лет назад, или на нее оказываетсябольшее давление.

Вернувшись на 60 лет назад, посмотрите, начиная с того года,когда был убит Сабахаттин Али и до наших дней, на число убитых в этой странежурналистов: последним, 62ым был Грант Динк.

Я прочувствовал 90ые годы на себе. Давайте не будем считатьУур Мумджу и Ахмеда Танера Кышлалы. Их убили для того, чтобы привести вдвижение определенные части общества, и это удалось сделать. Это была мощнаятайная организация, имеющая интересы.

Хорошо, а сколько не столь известных представителей печатибыло убито с 1992 по 2000 годы?

О некоторых из них полезно будет напомнить.

Действительно, кто убил этих журналистов, которых я насчиталлишь несколько и которые делали новости о курдском вопросе и незаконныхдействиях.

Вы помните Мусу Антера?

Как взбунтовались тогда средства массовой информации, говоряо том, что «свобода печати» уплывает у них из рук. А ведь тогда жизниуничтожали, никакой свободы печати и не было… Мафия без страха убивала известных журналистов, и все оставались к этомубезучастны.

Районного корреспондента газеты «Сабах» Иззета Кезера убилина глазах репортеров с помощью наемников. И никто не отреагировал.

А знаете ли вы Кутлу Адалы?

Много ли мы смогли допросить, о том, что происходило назаднем дворе Сусурлука в Северном Кипре.

В этой стране скрытые силы жестоко убивали журналистов…

Хотя известно было, за что и кого из журналистов убила JİTEM(Полицейская организация по разведке и борьбе с терроризмом) на юго-востокестраны, не было предпринято ни одного действия. Не было слышно ни одногоголоса.

А в те времена пресса была свободной(!)… Свободные писателисвободной печати писали «так, как они хотели» об «отсталости религиозных людейи сепаратизме»… А некоторых из них расстреляли прямо посреди улицы.

А потом, в 97 году с отягощенной совестью они носились набрифинги и поддержали постмодернистский переворот.

«Опекунский» режим все еще сохраняет свою силу. А право,несмотря на все свои недостатки, открывает дорогу к тому, чтобы поспорить сэтой силой, считающей, что человеческая жизнь ничтожна.