Иран: фронт, который остается на заднем плане

| Milliyet 120

Руководство Ирана было заметно встревожено в первые дни арабской весны. Но вскоре Ирану удалось обратить события в свою пользу. Особенно в тех странах, где государственные структуры рухнули и имела место гражданская война.

Сегодня следы Ирана можно встретить практически повсюду. В странах, охваченных гражданской войной, в которой на передний план выходят негосударственные субъекты, Иран заставляет ощущать свое влияние посредством шиитских сообществ. Вне всякого сомнения, наряду с иранским потенциалом тайных операций не меньшую роль в этих событиях также играют изменения в глобальных балансах и связанная с этим неопределенность.

Некоторые заявления и события, свидетелями которых мы в последнее время становимся, указывают на то, что с точки зрения Ирана картина может измениться. Заявления нового президента США Трампа, выступление вице-президента Пенса на Мюнхенской конференции по безопасности показывают, что в дальнейшем все, что касается Ирана, будет снова подлежать пересмотру. Трамп при каждом удобном случае отмечает, что он, мягко говоря, не в восторге от ядерного соглашения, которое в период Обамы позиционировалось как успех. Трамп не скрывает, что скептически относится к его итогам. Возражения и обвинения Трампа, как становится понятно по его реакции в ответ на проведенные Ираном испытания ракет средней дальности, показывают, что события повернутся в другое русло. Учитывая, что ракеты такой дальности являются неотъемлемой «составной частью» ядерного оружия, станет очевидно, что в руки Трампа перешел важный козырь.

Ядерное вооружение — это не единственный фактор, который превращает Иран в мишень. На Ближнем Востоке, переживающем хаос, кажется, нет такой страны, в которой Иран не был бы активен, и нет такого события, в которое он тайно не вмешался бы. И действительно список весьма длинный. Мы говорим об обширном регионе и событиях, от Персидского залива до гражданской войны в Йемене, от Афганистана до Ирака, от Сирии до Ливана.

В начале списка — действия Ирана в странах Персидского залива. Прежде всего, особые отношения, связывающие шиитов, граждан этих стран, с Ираном, порождают проблемы с точки зрения внутренней безопасности и стабильности, которые трудно контролировать. Если принять во внимание послужной список, потенциал и навыки Ирана в этом направлении, станет очевидно, что эти идеи нельзя игнорировать.

С другой стороны, Йемен, где продолжается гражданская война, также является важным иранским фронтом, который беспокоит Саудовскую Аравию. А картина в Ираке еще сложнее, чем кажется. С помощью сразу нескольких игроков на этом фронте Иран фактически превратил эту страну в свои задворки. Налицо «психологическое» преимущество, которое обеспечивает борьба с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), потенциал мобилизации, организации и вооружения шиитских боевиков. Иран подготавливает условия для того, чтобы в долгосрочной перспективе позиционировать себя в качестве сильнейшего союзника правительства, «который одолел ИГИЛ, освободил Мосул». Но и на этом дело не заканчивается. В курдском районе северного Ирака Иран приобрел весьма респектабельных и активных в политических, экономических и военных вопросах «местных друзей».

В силу своего влияния в Ливане и растущего присутствия в Сирии Иран активен и более, чем когда-либо, заметен и на этом фронте. Эта картина представляет хороший «мотив» для Израиля, который разочарован ядерным соглашением и продолжает готовиться к тому, чтобы при первой возможности отомстить «Хезболле» за 2006 год. Заявления Трампа, а также рост глобальной непредсказуемости, видимо, сделают Иран «приоритетной страной в повестке дня» в новый период. Поиски новых региональных и глобальных балансов, а также реакция, которую продемонстрирует Иран, создают необходимость внимательно следить за нашим регионом.

Нихат Али Озджан, перевод ИноСМИ, иллюстрация Яшар Ниязбаев