Посол Турции в РФ об Израиле, Иране и России

| Мнение // Комментарий 122

О позиции Анкары в инциденте с нападением Израиля на «флотилию мира», последствиях принятия резолюции СБ ООН в отношении Ирана и перспективах введения безвизового режима между Россией и Турцией посол Турции в России Халиль Акынджи рассказал агентству «Интерфакс».

— Как турецкая сторона оценивает тот факт, что Израиль согласился сформировать комиссию для расследования инцидента с «флотилией мира» и включил в ее состав двух иностранных участников?

— Эта комиссия — внутренняя комиссия Израиля. То, что Израиль включил в нее двух иностранцев, еще не делает ее международной. Один из иностранцев включенных в состав комиссии, это сенатор, который постоянно приезжает в Израиль и активно отстаивает его позицию. Совершенно неважно, что он когда-то получил Нобелевскую премию мира.

Что касается этой флотилии, то она представляла собой конвой помощи. Израиль напал на этот конвой в международных водах. Это совершенно то же самое, что делают сомалийские пираты. Кроме того, против одного из кораблей флотилии была применена непропорциональная сила. Вскрытие одного из погибших, американского гражданина, показало, что в него стреляли с очень близкого расстояния. Очевидно, что в этого человека стреляли именно с намерением его убить.

Сейчас Израиль удерживает эти корабли в своих портах совершенно незаконно. Проблема заключается в том, позволит ли международное сообщество Израилю продолжать так же нагло попирать международное право.

Что касается положения в самой Газе, речь идет о том, чтобы провести выборы, в которых примут участие как ФАТХ, так и ХАМАС. Также идет речь о том, чтоб в этих выборах приняли участие международные наблюдатели. Получается, что гибель турецких и американских граждан имела с этой точки зрения своеобразный положительный эффект. Так, Египет открыл свои пропускные пункты на границе, и Израиль также говорит, что он смягчит свое эмбарго.

— Как вы можете прокомментировать заявления израильской стороны о том, что турецкая организация, снарядившая эту флотилию, связана с ХАМАС?

— Израиль говорит все, что угодно. Предположим, что действительно была какая-то связь с ХАМАС. Что вез этот корабль? Разве он вез оружие? Он вез гуманитарную помощь. В конце концов, эту помощь можно было погрузить на корабль другой организации, и точно так же везти ее. То, что говорят о связях с ХАМАС, является просто попыткой затенить ту ужасную трагедию, которая произошла.

— Израиль заявляет, что на их спецназовцев в момент высадки на корабль напали? Как вы оцениваете подобные заявления?

— Представьте, что Вы находитесь на своем корабле. Вдруг над вами зависает вертолет, и с него спускаются люди, в руках у них оружие, которое направлено на Вас. Что вы будете делать в таком случае? Это нормальная человеческая реакция. Каждый пытается себя защитить. Вы не можете убежать, потому что Вы на корабле. У вас не остается другого выхода.

— В последнее время появились предложения вынести израильскую ядерную программу на обсуждение в МАГАТЭ. Поддерживает ли Турция эту инициативу?

— Всем известно, что у Израиля действительно есть ядерное оружие. Израиль не говорит «нет» и не говорит «да». Но при закрытых дверях он говорит: «Я в состоянии себя защитить, хоть я и маленькое государство». В ответ на это выдвигаются предложения сделать Ближний восток свободным от ядерного оружия. Если весь Ближний восток будет освобожден от ядерного оружия, у Израиля не будет возможности нападать на другие страны. То, что сейчас он обладает ядерным оружием, это сделано не в целях обороны, а в целях агрессии. Тактика Израиля — это превентивная война. Он уже это показал в Ливане и во многих других местах.

— Как Вы считаете, способен ли Израиль напасть на Иран, и к каким последствиям это может привести?

— Нападение Израиля на Иран было бы безумием, потому что Иран — это не такое государство, с которым можно легко и быстро справиться. Иран тоже способен на многое. Это могло бы спровоцировать очень сильные столкновения на Ближнем Востоке.

— Как Вы считаете, какие последствия будет иметь принятая Совбезом ООН новая санкционная резолюция в отношении Ирана? Остается ли в силе соглашение об обмене урана, которое было заключено между Ираном, Турцией и Бразилией?

— Начну с последней части вопроса. Конечно, мы считаем, что соглашение между Турцией, Бразилией и Ираном остается в силе. Но мы понимаем, что это всего один шаг, и он не решает всей проблемы. Иран не хотел этого соглашения, но мы его убедили. В прошлом году президент Обама попросил убедить Иран, чтобы они обменяли эти 200 кг урана, и мы сделали все возможное, чтобы сделать это.

Но как только было достигнуто это соглашение, постоянные члены Совета безопасности тут же приняли резолюцию против Ирана. Мы считаем неконструктивным сначала уговорить Иран пойти на какие-то уступки, а потом сразу огласить резолюцию, которая говорит о санкциях против него.

— Как вы полагаете, какова теперь будет реакция Ирана?

— Я думаю, он теперь он просто не будет идти на переговоры. Он заявил, что будет продолжать обогащение урана, и получается, что мы в большой степени вернулись назад.

— Россия надеется, что Турция предоставит разрешение на прокладку газопровода «Южный поток» в своих территориальных водах до ноября 2010 года. Будет ли предоставлено это разрешение в указанные сроки?

— Сейчас подготовлено и получено много документов, связанных с этим газопроводом. В настоящее время они находятся в стадии изучения. Потом будут проведены дополнительные научные изыскания. Дно Черного моря — это очень опасный участок. Если повредить дно Черного моря, может погибнуть все море.

Мы ждем результатов исследований. В этих исследованиях принимают участие Россия, Италия и Турция. Посмотрим, что они дадут.

— Насколько успешно продвигаются переговоры с Турцией по участию России в строительстве нефтепровода «Самсун-Джейхан»?

— Что касается «Самсун-Джейхана», то уже подписан протокол о согласии, и ожидается, что в скором времени будет подписано и межправительственное соглашение. Почему важен нефтепровод «Самсун-Джейхан»? Во-первых, потому что для пролива Босфор очень опасна перевозка нефти на крупных танкерах. Последняя катастрофа в Мексиканском заливе свидетельствует о том, насколько все это опасно, так как Соединенным штатам был нанесен значительный ущерб. Стамбул, Чанаккале, проливы Дарданеллы и Босфор очень уязвимы с этой точки зрения. К тому же перевозки нефти постоянно растут. В конце концов, дело может дойти до того, что нормальное движение через проливы будет невозможным.

— Когда может состояться отмена турецких виз для россиян, и на каких условиях это может произойти?

— Собственно соглашение об отмене виз уже подписано. В скором времени Турция его ратифицирует, и мы ждем, когда это сделает российская сторона. Как только это случится, оно сразу вступит в силу. Мы много лет добивались того, чтобы поездки были безвизовые, но российская сторона этого не хотела, а теперь она этого хочет. Собственно, российские туристы и так практически автоматически въезжают в Турцию, заплатив только $20 на границе. Но для турецких туристов это обходится дороже, а, кроме того, они обязательно должны получать визу в Анкаре, Стамбуле или Анталье.