Сложности курдского вопроса

| Мнение // Комментарий 613

Всего через несколько дней после того как правительство Турции объявило о начале мирных переговоров с находящимся в заключении лидером Рабочей партии Курдистана (РПК), в Париже были убиты три курдские женщины.

Это показывает сложность выработки долгосрочного решения самой острой и запутанной проблемы Турции. На данном этапе не известны ни убийцы, ни то, какие обстоятельства стали причиной гибели этих трёх женщин, связанных с РПК. Однако велика вероятность того, что это тройное убийство было попыткой саботировать переговорный процесс. В недавно начавшихся переговорах принимают участие Оджалан и глава турецкой разведки Хакан Фидан. Цель переговоров заключается в том, чтобы сначала добиться прекращения огня в партизанской войне, которую боевики РПК уже долгое время ведут против представителей власти, затем провести разоружение РПК и, наконец, рассмотреть требования курдов в обмен на их отказ от вооруженной борьбы. Проживающие в Турции курды издавна живут в условиях ограничений, налагаемых на их культуру и язык. Речь идет в том числе об образовании на курдском языке, использовании его в судах и прочих государственных учреждениях. Некоторые курды желают предоставления более широкой автономии районам юго-восточной Турции, в которых преобладает курдское население. Большинство курдов желает отмены десятипроцентного барьера на выборах, из-за которого прокурдские политические партии не могут пройти в парламент Турции. До настоящего времени эти требования встречали полное неприятие турецких властей, существовало опасение, что подобные меры нарушат единство нации.

РПК была создана в 1978 году, и уже в 1980 году она начала практиковать вооруженную борьбу, оставив, таким образом, очень мало места для политических маневров. Катализатором последней попытки поиска политического решения стала гражданская война в соседей Сирии. Сложившаяся ситуация стала причиной роста национальных амбиций курдов. По мнению Анкары, соглашение с курдами убережет страну от сирийского этнического конфликта и укрепит авторитет Турции в регионе. Вопрос, вызывающий сомнения турецких властей, заключается в том, сможет ли Оджалан убедить остальное руководство РПК и прочих членов партии сложить оружие. Так, в 1997 году, после того как Ирландская республиканская армия (ИРА) подписала соглашение о прекращении огня, часть её членов выделилась в группировку «Подлинная ИРА», которая по настоящее время продолжает террористическую деятельность. Этот исторический пример порождает сомнения применительно к курдскому вопросу.

У Оджалана также есть подозрения, что турецкое правительство преследует другие цели помимо разоружения РПК. Для преодоления взаимного недоверия в ходе переговоров будет выработана дорожная карта, предполагающая поэтапное укрепление доверия между сторонами. Для того чтобы перейти на следующую ступень отношений, обеим сторонам придётся предпринять определенные шаги. Основной принцип здесь состоит в том, чтобы, начав с простых шагов, по мере роста доверия переходить к более сложным вопросам. Предполагают, что первым шагом властей станет судебная реформа, нацеленная на декриминализацию политических действий, не являющихся террором. Благодаря этому на свободу выйдут сотни курдских активистов. Более сложные и более деликатные по сравнению с политикой вопросы, такие как массовое разоружение РПК или улучшение условий заключения Оджалана, будут оставлены на потом.

Вопрос здесь заключается в том, даст ли турецкая политика возможность переговорному процессу развиваться, при том что предпринимаются усилия по срыву этого процесса. В прошлом РПК часто использовалась региональными противниками Турции как средство для снижения влияния Анкары. В 1990-е годы Хафез Асад позволил Оджалану и боевикам РПК прийти в Сирию. Турецкие власти обвиняли в подобных попытках и Тегеран. Имеются все причины полагать, что некоторые круги, опасающиеся роста влияния Турции в регионе, будут провоцировать радикальное крыло РПК на саботаж переговорного процесса. Но есть и некоторые поводы для оптимизма. В этом процессе очень ответственно повели себя Партия мира и демократии (ПМД) и Народно-республиканская партия (НРП), являющаяся основной парламентской оппозицией. ПМД выразила готовность способствовать переговорам, а НРП ясно продемонстрировала свою поддержку действиям правительства по переговорам.

*Сокращенный перевод статьи, опубликованной 11 января 2013 года в «Нью-Йорк Таймс».

Синан Ульген