Операция и некоторые выводы

| Мнение // Комментарий 185

Очевидно, что операция, проводимая против полиции, разделила людей на два лагеря, хотя аресты и ограничились только сотрудниками полиции в отличие от судебного разбирательства по делу «Эргенекон».

У меня была возможность встретиться с двумя людьми, участвующими в операции «Эргенекон» во время повторного расследования убийства Мусы Антера в 2009 году. Когда расследование по делу «Эргенекон» начиналось, то ожидалось, что убийства, совершенные в юго-восточной части Турци, также будут расследованы. Но это осталось только ожиданием. Двое полицейских из отдела полиции в Стамбуле встретили меня в Анкаре. Они приняли мое заявление еще раз.

Полицейский, который был взят под стражу в связи с недавней операцией, а затем освобожден, рассказал мне, что это борьба и что если они проиграют, они будут уничтожены, поэтому они должны выиграть. Именно так и начиналась операция и расследование по делу «Эргенекон».

Людям, участвующим в самых последних арестах, в настоящее время предъявлено обвинение в планировании государственного переворота и в шпионаже. Народ ждет, что суд будет справедливым и все процедуры — идеальными. Болезненные переживания в суде по делу «Эргенекон╗ не должны повторяться. Конечно, судьям понадобится меньше времени на принятие решения по этому делу с учетом того, что по делу были арестованы 30 человек и в ходе расследования не была обнаружена ни одна крупная преступная организация.

Несправедливо заранее считать или доказывать, являются ли ответчики героями или предателями, и убеждать других людей поверить в это. Это не совпадает с принципом справедливого судебного разбирательства. На данном этапе суд имеет право четко представлять обвинения и сопутствующее следствие. Подсудимые имеют право защищаться от этих обвинений.

Заявления о том, что 7 февраля 2012 г. подозреваемые хотели арестовать главу Национальной службы разведки (MIT) Хакана Фадана, что проводилась операция против конвоя MIT в Адане и что многих людей, включая премьер-министра и сотрудников МИД, незаконно прослушивали, являются серьезными обвинениями. В любой другой части мира к подобным заявлениям относятся серьезно и их тщательно расследуют.

Но для подозреваемых может быть и счастливый конец, как мы наблюдали в ходе судебного разбирательства по делу «Эргенекон», особенно когда меняются политические обстоятельства и эти расследования сводятся на нет. Но это не приводит к освобождению от ответственности в глазах общественности. Чувство подозрительности и сомнения всегда остается. Я лично считаю, что обвиняемые по делам Balyoz (Кувалда) и «Эргенекон» не станут чистыми и невиновными, даже если их оправдают тысячу раз. И есть много других людей, которые солидарны со мной в этом вопросе.

Есть также предположение, что в государстве существует параллельная структура, не связанная с религиозной общиной. Мы не можем игнорировать тот факт, что есть много инцидентов, заставляющих нас серьезно воспринимать это предположение. Правительственные чиновники считают, что параллельная структура — новейшее образование. Но эти чиновники, которые должны реагировать на подобные предположения, ведут себя так, как будто ничего не случилось. Вместо попыток избежать судебного процесса обвиняемые могут защищать себя и доказывать, что обвинения и сомнения являются ложными и необоснованными. Если они невиновны, суд оправдает их. Но если они этого не делают, а только рассуждают о героизме, как в ходе судебного разбирательства по делу «Эргенекон», они не смогут реабилитироваться в глазах общественности.

Маловероятно, что этот процесс приобретет международный размах. Даже если в этом судебном процессе будет вынесено обвинительное заключение и некоторые подсудимые будут осуждены, это не приведет к ликвидации религиозной общины или общин. Это не подходит тем, кто против судебного процесса, используемого в качестве процесса ликвидации.

Обвинительное заключение должно быть составлено незамедлительно и представлено в суд. И следует избегать любого действия, которое может поставить под угрозу справедливость судебного разбирательства.