Как США могут убедить Россию и Турцию начать диалог

| Мнение // Комментарий 415

Поскольку ядерное соглашение с Ираном вступило в силу, у США теперь добавилось сил, чтобы на свежую голову заняться решением своей следующей проблемы в регионе: нанести сокрушительный удар по самому сердцу «Исламского государства». Геополитическая стратегия, направленная на выполнение этой задачи, не так проста, как можно было бы предположить. Действовать придется окольными путями.

Все проблемы связаны с Турцией. США уже взаимодействуют с преимущественно курдскими группировками на севере Сирии, восточнее реки Евфрат, и армией Ирака вдоль иракско-сирийской границы с тем, чтобы попытаться подавить силы «Исламского государства» в городе Ракка. Но чтобы сжать кольцо окружения, Соединенным Штатам требуется значительная помощь Турции в районе к западу от Евфрата. Турция готова задействовать сухопутные войска в операции на севере Сирии — особенно после теракта, совершенного на минувшей неделе террористом-смертником. Главное, что осложняет задачу — это Россия. После того, как в ноябре турецкая авиация сбила российский военный самолет, Турции стало труднее планировать военные операции в связи с наращиванием российских сил ПВО в Сирии, а также прямыми угрозами сбивать любые воздушные цели, которые могут представлять угрозу российским самолетам в Сирии.

Соединенные Штаты, которые установили правила взаимодействия с Россией по вопросу военных действий в Сирии, поставили себе целью попытаться разработать аналогичные условия для достижения взаимопонимания между Турцией и Россией — что позволит возобновить осуществление военных планов. Чтобы попытаться облегчить диалог между Турцией и Россией, в середине декабря в Москву был направлен госсекретарь Джон Керри. Керри вновь встретится с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым 20 января в Цюрихе, где эта тема, вероятно, также будет затронута.

Скорее всего, Керри и Лавров попытаются разрешить создавшуюся тупиковую ситуацию в минских переговорах, а также представить общий список участников следующих переговоров по Сирии, намеченных на 25 января. В сирийском вопросе Турция играет крайне важную роль, которая заключается в том, чтобы посадить за стол переговоров представителей спонсируемых ею группировок боевиков (попытавшись при этом вообще не допустить к участию в переговорах представителей курдских группировок). А прохладные отношения между Турцией и Россией лишь усугубляют проблемы, которые осложняют ход переговоров по сирийскому вопросу.

Что касается Украины, США, похоже, дают понять, что вопрос ослабления санкций для России может быть поставлен на обсуждение, если Россия предпримет серьезные шаги по выполнению минских соглашений (примечательно, что координатор госдепартамента США по санкциям Дэниел Фрид подчеркнул в понедельник, что США и Европа раздельно рассматривают санкции, связанные с аннексией Россией Крыма, и санкции, введенные в связи с конфликтом на Донбассе, что, видимо, дает Вашингтону некоторую свободу действий на случай, если Москва выполнит условия минских соглашений). Но на особый прогресс в реализации минских соглашений мы не рассчитываем. Россия продемонстрировала способность контролировать события в зоне конфликта на востоке Украины, и прежде, чем Москва решит вывести свои войска и прекратить насилие, она может потребовать от Киева конкретных политических уступок (пойти на которые пользующееся поддержкой США и политически неустойчивое украинское правительство не готово).

Но для того, чтобы привлечь внимание Москвы, у Вашингтона, возможно, есть и другие средства. 15 января помощник госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд провела в Калининграде четырехчасовую встречу с помощником президента России Владиславом Сурковым. Эта встреча была внесена в программу поездки Виктории Нуланд по странам региона — Литве, Румынии, Болгарии и Турции. Все эти страны крайне важны для реализации стратегии США, направленной на нейтрализацию влияния России на территории между Балтийским и Черным морями.

Помимо продвижения проектов по строительству трансграничных газопроводов-интерконнекторов, терминалов сжиженного природного газа и альтернативных атомных электростанций, которые ускорят процесс энергетической диверсификации Европы, снизив ее зависимость от России, Нуланд обсуждает проекты по обеспечению безопасности, подчеркивая тем самым готовность США выполнять свои обязательства в отношении безопасности стран Центральной и Восточной Европы. Польша и Литва добиваются более постоянного и ощутимого присутствия сил НАТО в странах Балтийского региона. Кроме того, звучат намеки на то, что Румыния просит увеличить присутствие сил альянса на более регулярной основе в районе Черного моря. Россия уже испытывает потрясения от падения цен на нефть и болезненных сокращений бюджетных расходов — даже на оборонные нужды — но к дальнейшему наступлению НАТО на этих двух фронтах Москва отнесется со всей серьезностью.

Поэтому мы вновь возвращаемся к Турции. Турция одновременно является и членом НАТО, и страной, контролирующей проливы, ведущие в Черное море. Конвенция Монтре ограничивает присутствие военных кораблей в Черном море по тоннажу, численности и длительности, а также предусматривает запрет на какое-либо наращивание военно-морских сил. И, тем не менее, для увеличения численности сил ВМС в Черном море и повышения частоты их ротации в рамках конвенции потребуется, чтобы в НАТО за это проголосовала Турция.

В конце этой недели Виктория Нуланд присоединится в Турции к вице-президенту США Джо Байдену, где они проведут переговоры на высшем уровне с турецкими лидерами. США могли бы воспользоваться этой возможностью и попытаться убедить Анкару и Москву возобновить диалог по сирийскому вопросу. К тому же, Вашингтон может использовать эту встречу, чтобы прозондировать почву и выяснить позицию Турции в отношении роли НАТО в обеспечении безопасности на Черном море. Если Москва почувствует, что из-за ее враждебных отношений с Турцией Анкара слишком сблизилась со своими союзниками по НАТО, Россия может возобновить диалог с Турцией, что, возможно, позволит найти компромисс в сирийском вопросе. На этой неделе свою роль сыграют множество аспектов, и многие из них вновь заставляют нас задаться вопросом, будут ли Москва и Анкара готовы возобновить сотрудничество.

Stratfor, США, перевод ИноСМИ