Освобождение Мосула может затянуться

| Мнение // Комментарий 287

Первая неделя наступления иракской армии при поддержке международной коалиции во главе с США на неофициальную столицу террористического ИГИЛ (запрещено в России) оказалась малоуспешной, операция по освобождению города приобретает затяжной характер.

Такое мнение касательно операции в Мосуле высказали эксперты агентству ТАСС. Судя по последним сообщениям из района боевых действий, участвующие в операции по взятию Мосула курдские военизированные формирования «пешмерга» накануне отразили атаку боевиков ИГИЛ на иракский город Синджар (к западу от Мосула). Ожесточенные боестолкновения между террористами и иракской армией идут в районе города Эр-Рутба близ границы с Иорданией. Согласно заявлению военных США, боевики намеренно подожгли химический завод в окрестностях Мосула, в результате чего около тысячи человек госпитализированы из-за отравления токсичными газами. По сообщению телеканала СNN, в минувшие четверг и пятницу исламисты казнили в районе Мосула 284 человека, которые, предположительно, хотели покинуть город.

О начале наступления на Мосул 17 октября объявил премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади. В операции участвует иракская армия совместно с курдскими отрядами «пешмерга». Международная коалиция во главе с США оказывает иракской армии наземную и авиационную поддержку.

Что-то пошло не так

«Несмотря на победные реляции иракских офицеров, ход операции по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ после первой недели боев представляется малоуспешным. Иракские военнослужащие и курдские ополченцы несут потери. Террористы осуществляют физические расправы над теми, кто не согласен держать оборону Мосула. В ходе наступления складывается неуправляемая ситуация», - считает президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов.

По его словам, похоже, что главари ИГИЛ и других террористических организаций, действующих на территории Ирака, вышли из подчинения США и их союзников и разыгрывают собственную карту в надежде на увеличение финансирования.

«Для успешного наступления на укрепленный город нужен соответствующий опыт и как минимум трехкратное превосходство сил. Судя по сводкам боевых действий, такого соотношения сил у противоборствующих сторон нет. Писать-то пишут о 60 тысячах участников наземной операции против 5-6 тысяч боевиков, но результата не видно», - отметил генерал.

По мнению руководителя Центра военно-политических исследований МГИМО Алексея Подберезкина, состоявшийся в субботу незапланированный визит в Багдад министра обороны США Эштона Картера говорит о том, что в операции по освобождению Мосула «что-то пошло не так».

«Сверхзадача США заключалась в том, чтобы в результате наступления на Мосул боевики ИГИЛ ушли в Сирию и помогли террористической организации «Джебхат-ан-Нусра» (запрещена в РФ) свергнуть режим Башара Асада. Планировалось, что взятие неофициальной столицы ИГИЛ произойдет быстро и по-американски эффективно. Но этот замысел ЦРУ сорвался. Вашингтону пришлось менять планы, в дело вступил Пентагон, чем и объясняется неожиданный визит министра обороны США в Багдад», - полагает эксперт.

«Вашингтону не удалось перебросить боевиков ИГИЛ из Мосула в Сирию. Но США не оставляют планов наращивания поддержки антиасадовских сил. Так, по сообщению газеты The Washington Post, на последних совещаниях в Белом доме администрация Барака Обамы рассматривала возможность предоставления «умеренной сирийской оппозиции» тяжелого вооружения и средств противовоздушной обороны», - отметил Подберезкин.

В чем интерес Турции

Не менее важной целью визита Эштона Картера в Багдад была попытка переубедить премьер-министра Ирака Хейдара аль-Абади в вопросе участия Турции в операции по освобождению Мосула, сообщил телеканал «Скай ньюс - Арабия».

Власти Ирака на начальном этапе операции выступали категорически против участия Анкары в наступлении на Мосул. В ответ президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган публично возражал: «Говорят, пусть Турция не входит в Мосул. Как это мы не войдем? У нас 350 км границы с Ираком, оттуда исходит угроза». В воскресенье Эрдоган напомнил, что иракский город Мосул когда-то принадлежал Турции.

«Мосул оставался под контролем Османской империи до 1918 года, когда был занят англичанами. Спорный статус Мосула обсуждался в 20-х годах прошлого века и на Лозаннской конференции, и в международных судах. В 1925 году англичане за 600 тысяч фунтов стерлингов уговорили Турцию отступиться от претензий на Мосул, вопрос затих. Но с тех пор Анкара не оставляет мечты о том, чтобы Мосул стал турецким городом», - рассказал доцент Института стран Азии и Африки Вячеслав Шлыков.

«Аппетиты Анкары объясняются просто: Мосул и Киркук - два крупнейших нефтяных центра Ирака, а в Турции есть все, кроме энергоносителей», - пояснил тюрколог.

По его словам, прилегающие к Мосулу районы населены в основном курдами и туркоманами. Турция, несмотря на протесты Багдада, разместила в этом районе свои вооруженные подразделения и не оставляет надежды установить контроль над этой территорией.

Мосул и Алеппо: в чем различия?

Генерал Ивашов отметил как сходство, так и различия в проведении наступательных операций иракской армии с участием международной коалиции на Мосул и сирийской армии при поддержке ВКС России на Алеппо.

«И в Мосуле, и в Алеппо преимущество имеет обороняющаяся сторона - то есть террористы. Когда каждый жилой дом представляет собой опорный пункт под прикрытием «живого щита» в лице местных жителей, обороняться в городе легче, чем наступать», - отметил военный аналитик.

«Сходство операций по освобождению Мосула и Алеппо состоит и в том, что из обоих мегаполисов не выведено мирное население, и там, и там гибнут люди. В обоих городах действуют террористические заградотряды, не выпускающие гражданских лиц на свободу. При этом операция в Алеппо ведется осторожнее, чем в Мосуле. Но информационная война, несмотря на попытку Москвы и Дамаска организовать гуманитарную паузу в Алеппо, направлена только против армии Асада и России», - заключил Ивашов.