Возможен ли в Турции полномасштабный кризис валютного рынка?

| Комментарий 962

Дальнейшее ослабление лиры может привести к полномасштабному кризису для Турции, некогда любимой инвесторами со всего мира.

В 2002 году, когда (на тот момент) умеренно исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти, ее главными заслугами стали восстановление перемирия на беспокойных курдских территориях и программа экономических реформ. Результатом последней стало значительное повышение уровня инфляции, который за 10 лет упал с 68% в 2001 году до 7,4% и с тех пор практически не превышал порога 10%. Это привлекло такое количество инвесторов в страну, что за первые 10 лет пребывания ПСР у власти индекс MSCI Turkey отыграл 700%. Экономика страны была на таком пике, что даже мировой финансовый кризис 2008 года смог лишь незначительно ее пошатнуть, ослабив всего на год.

В статье The Financial Times (в переводе forexpf.ru) упоминаются результаты декабрьского исследования Bloomberg, по данным которого, в новом 2017 году Турция уже лишается инвесторов: страна продемонстрировала самые слабые результаты среди ключевых развивающихся рынков, чаще остальных получая рекомендацию «ниже рынка» (рекомендация продавать акции выбранного эмитента или не осуществлять его покупку) и «продавать» (потенциал роста ценных бумаг равен 0%, их необходимо реализовывать). Кроме того, агентства Standard & Poor’s и Moody’s понизили в 2016 году кредитный рейтинг Турции до мусорного уровня. Инвестиционный рейтинг пока сохраняет лишь Fitch, но и он выглядит крайне неустойчиво. Анкаре нужно быть внимательнее, так как любая экономическая или политическая ошибка может стоить ей кризиса. Аналитики статьи The Financial Times считают, что Турция как раз намерена совершить эту ошибку.

«МК-Турция» уже писал об обвалах турецкой лиры в 2016 году. Несмотря на политическую неустойчивость и серии терактов, инвесторов больше волнуют проблемы экономического характера. Как отмечают в статье, Турции свойственны дефицит баланса текущих операций, причем зачастую – на уровнях, которые не могут не вызывать тревоги. С 2009 года у страны появилось новое слабое место: платежные балансы банков. В 2008 году они были уравновешены, размер их зарубежных активов составлял 50 млрд долларов, почти полностью покрывая их внешние обязательства, составлявшие 60 млрд. С тех пор объем зарубежных пассивов банков разросся до 180 млрд долларов, в то время как активы оставались неизменными.

Для изменения положения, банкам приходится проводить сделки в валюте долга. Но основная часть кредитов уходит в недвижимость (а основная часть оставшейся части – в сектор туризма), несоответствие валют все же сохраняется, но скорее на корпоративном, чем на банковском уровне.

Помимо этого, политика имеет сильное влияние на экономику Турции и мешает ей развиваться. В прошлом правительству удавалось сдерживать проблемы, поскольку они не боялись предпринимать болезненные, но нацеленные на краткосрочную перспективу, шаги. Издание вспоминает январь 2014 года, когда, после обвала лиры, Центробанк страны на экстренном ночном заседании повысил ставку кредитования овернайт (однодневный расчетный кредит) на 4.25%, и после этого лира начала резко укрепляться. Вряд ли такое повторится еще раз. Подорвало демократию в Турции и расширение полномочий правительства, после подавления попытки государственного переворота. Арестованы оказались не только члены армии и политических сил, обвиненных в подготовке путча, но и лидеры оппозиционной Демократической партии народов (ДПН), а также огромное число журналистов, академиков и госслужащих.

The Financial Times напоминает, что об ужасном убийстве двух турецких солдат боевиками террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ) в декабре СМИ страны практически не сообщали. Кроме того, инвесторов беспокоит и давление на политику Центробанка. Правящая партия поддерживает тесные связи с застройщиками и агрессивно лоббирует понижение ставок. Признавая, что высокая инфляция традиционно соответствует высоким процентным ставкам, президент Реджеп Тайип Эрдоган делает нетрадиционный вывод. Он утверждает, что высокие ставки создают инфляцию, а значит необходимо их снижать. Издание отмечает: упоминания правительством «лоббистов процентных ставок» широко расцениваются как антисемитские комментарии.

В виду политики борьбы с «путчистами», аресты распространяются и на деловую сферу, что грозит оттоком капитала из страны. Усугубляет ситуацию подрыв независимости судебной системы и попытки правящей партии вознаграждать своих сторонников конфискованными активами. Достигавшийся десятилетие прогресс в сфере прозрачности был утрачен за считанные месяцы. В статье обращают внимание, что в прошлом розничные покупки лиры оказывали поддержку турецкой валюте, но в последнее время и они сильно сократились.

Безусловно, подобное ослабление в инвестиционной сфере грозит перерасти в кризис, при условии продолжения политики в финансовой области. Экономика и без того не может стабилизироваться в условиях террористических атак, падения активности в сфере туризма и девальвации валюты. В статье приводятся следующие данные: после прироста в 2015 году на 6%, в 3-м квартале ВВП страны сократился на 1,8%, причем это произошло еще до самой острой фазы девальвации в 4-м квартале. Сегодня эксперты говорят, что Турции угрожает классический кризис развивающихся экономик: при ослаблении национальной валюты заемщики переключатся на иностранные валюты, тем самым ускоряя падение курса лиры, а оно в свою очередь значительно увеличит спрос на иностранную валюту. При таком положении инвесторы не видят возможностей для получения доходов, которые оправдывали бы все вероятные риски.