«Ввод турецких танков в Сирию беспокоит США»

| Московский комсомолец 128

Турция вновь активизировала действия в Сирии. По меньшей мере 12 бронемашин и более 100 военнослужащих были отправлены в сирийскую провинцию Идлиб в рамках миссии по наблюдению за режимом прекращения огня.

Ожидается, что с этой целью в самое ближайшее время турецкие военные установят на сирийской земле несколько блокпостов. Новый шаг Анкары был согласован с партнерами по «астанинскому процессу» - Россией и Ираном. Тем не менее, интересы Москвы и Анкары в Сирии по-прежнему расходятся.

«Любое вмешательство третьих сторон в некую конфликтную ситуацию всегда чревато негативными последствиями. Участие третьей стороны неизбежно приводит к тому, что начинают играть роль её собственные интересы и цели. И, конечно, открытое вмешательство Турции в сирийский конфликт имеет определенные подводные камни. Но можно ли было избежать вовлечения турецкой стороны в сирийский кризис? На мой взгляд, нет. На то есть, например, исторические причины: Турция имеет виды на часть северных сирийских территорий. Сыграла роль и не совсем обдуманная политика Евросоюза, заключившего с Анкарой сделку по сирийским беженцам... И Турция в определённый момент почувствовала, что у неё, если и не развязаны руки, то, по крайней мере, имеется пространство для манёвров. И сейчас Анкара этим пользуется», - отметил ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований ВШЭ Алексей Образцов.

Турция с самого начала сирийского кризиса проявляла интерес к развитию ситуации в арабской республике. Громко о себе Анкара заявила в августе прошлого года, начав на территории Сирии боевую операцию «Щит Ефрата». В марте текущего года она была свёрнута, однако военная активность со стороны Турции по сути не прекращалась.

Действия Турции неизменно вызывают обеспокоенность, например, в США. Вашингтон, как известно, поддерживает курдов, против которых выступает Анкара. Играет роль и борьба за пресловутые сферы влияния: эксперты сходятся в том, что, начиная боевые действия в Сирии, все игроки (включая и США, и Турцию) преследуют одну цель - закрепиться на определенной территории. И хотя та же Анкара на сирийском направлении активно взаимодействует с Москвой в рамках «астанинского процесса» (серия конференций по Сирии, проходящих в столице Казахстана), обольщаться не стоит: между Турцией и Россией остаются серьёзные противоречия. «Это, в первую очередь, курдский вопрос. Рано или поздно также даст о себе знать и проблема туркоманов - турков, проживающих на территории северной Сирии. Но главными остаются два вопроса. Можно ли доверять, как ранее, Эрдогану? Конечно же, нет. Нужно ли с ним сотрудничать? Разумеется, да. И эти два фактора определяют рамки взаимодействия России и Турции по сирийскому урегулированию», - подчеркнул эксперт.Эксперт дал свою оценку вводу турецких войск в Сирию

Турция вновь активизировала действия в Сирии. По меньшей мере 12 бронемашин и более 100 военнослужащих были отправлены в сирийскую провинцию Идлиб в рамках миссии по наблюдению за режимом прекращения огня. Ожидается, что с этой целью в самое ближайшее время турецкие военные установят на сирийской земле несколько блокпостов. Новый шаг Анкары был согласован с партнерами по «астанинскому процессу» - Россией и Ираном. Тем не менее, интересы Москвы и Анкары в Сирии по-прежнему расходятся.

«Любое вмешательство третьих сторон в некую конфликтную ситуацию всегда чревато негативными последствиями. Участие третьей стороны неизбежно приводит к тому, что начинают играть роль её собственные интересы и цели. И, конечно, открытое вмешательство Турции в сирийский конфликт имеет определенные подводные камни. Но можно ли было избежать вовлечения турецкой стороны в сирийский кризис? На мой взгляд, нет. На то есть, например, исторические причины: Турция имеет виды на часть северных сирийских территорий. Сыграла роль и не совсем обдуманная политика Евросоюза, заключившего с Анкарой сделку по сирийским беженцам... И Турция в определённый момент почувствовала, что у неё, если и не развязаны руки, то, по крайней мере, имеется пространство для манёвров. И сейчас Анкара этим пользуется», - отметил ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований ВШЭ Алексей Образцов.

Турция с самого начала сирийского кризиса проявляла интерес к развитию ситуации в арабской республике. Громко о себе Анкара заявила в августе прошлого года, начав на территории Сирии боевую операцию «Щит Ефрата». В марте текущего года она была свёрнута, однако военная активность со стороны Турции по сути не прекращалась.

Действия Турции неизменно вызывают обеспокоенность, например, в США. Вашингтон, как известно, поддерживает курдов, против которых выступает Анкара. Играет роль и борьба за пресловутые сферы влияния: эксперты сходятся в том, что, начиная боевые действия в Сирии, все игроки (включая и США, и Турцию) преследуют одну цель - закрепиться на определенной территории. И хотя та же Анкара на сирийском направлении активно взаимодействует с Москвой в рамках «астанинского процесса» (серия конференций по Сирии, проходящих в столице Казахстана), обольщаться не стоит: между Турцией и Россией остаются серьёзные противоречия. «Это, в первую очередь, курдский вопрос. Рано или поздно также даст о себе знать и проблема туркоманов - турков, проживающих на территории северной Сирии. Но главными остаются два вопроса. Можно ли доверять, как ранее, Эрдогану? Конечно же, нет. Нужно ли с ним сотрудничать? Разумеется, да. И эти два фактора определяют рамки взаимодействия России и Турции по сирийскому урегулированию», - подчеркнул эксперт.

Ренат Абдуллин