Почему Курдская рабочая партия воюет с правящей ПСР?

| Мюмтазер Тюрконе 90

Представительница Партии мира и демократии /ПМД/ Эмине Айна, комментируя атаку в Искендеруне, которая стоила жизни 6 солдатам, заявила: «Теперь эта война будет вестись не только на территории Курдистана». По сути, это не комментарий, а прямая угроза. Слова сопредседателя ПМД Селяхаттина Демирташа, вернувшегося из США, прозвучали ещё жёстче: «За день может случаться несколько таких Искендерунов».

Два самых важных человека от политической партии обещают нам устроить ад. Что же мы должны делать в ответ на эти грубые угрозы? Испугаться и сдаться? Запугать правительство нашими голосами и поставить на колени?

Курдская рабочая партия /КРП/ объявила и ведёт тактическую войну. Это изматывающая война. Действия, приводящие народ в ужас, сломят сопротивление правительства. Зачем? Чтобы усадить за стол переговоров правительство партии справедливости и развития /ПСР/ и КРП или Абдуллаха Оджалана, находящегося в тюрьме Имралы. Эта война — «война за собеседника».

Возможно ли такое? Станет ли Турецкая Республика в результате этой изматывающей войны вести диалог с КРП? Такое невозможно ни теоретически, ни практически. Кроме того, нет такого «собеседника», который мог бы дать разумное и логичное объяснение, ради чего была объявлена эта война и какой цели она послужит.

То долгое объяснение, что пришло с гор Кандиль /где расположены базы и опорные пункты боевиков КРП. Прим. ред./, не может вскрыть логику данной войны, но таит в себе очень важную деталь. На этот раз КРП объявляет войну не Турецкой Республике или турецкой армии, а непосредственно ПСР. В нескольких местах текста подчёркивается, что война начата против ПСР. На этой очень значительной детали следует остановиться. Необходимо, чтобы не только мы, но также и Партия националистического движения /ПНД/ и Республиканская народная партия /РНП/ почувствовали, что война на сей раз ведётся против ПСР и что высказываются категорические суждения. КРП ведёт войну не против государства, а непосредственно против стоящей у власти политической партии. Естественно, что в нормальных условиях между партиями существует конкуренция, во время которой ведётся пропаганда и имеют место различные кампании. И вот КРП пытается в этой конкуренции повернуть ситуацию в свою пользу посредством угроз оружием. Напомню, что одной из двух политических сил, равно влияющих на курдское общество, является ПСР.

Впервые в курдском вопросе были достигнуты очень существенные подвижки. В вопросах, касающихся языковых и личностных прав курдов, ПСР, взяв на себя большой риск, добилась огромных результатов. За два года, возможно, было сделано в 10 раз больше, чем за всю историю республики. Чего только стоит та планка, которую задал всей Турции запуск телеканала ТРТ Шеш /ведёт вещание на курдском языке/. Турция продвигается по тому пути, который ведёт к решению всех оставшихся проблем. Дело портят лишь попытки КРП напустить на себя важность, как это было сделано Хабуре /в ноябре 2009 года группа из 34 сепаратистов прибыла на КПП Хабур на границе с Ираком для добровольной сдачи властям/, и угрозы типа «возьмите меня в собеседники». Является ли война, которую развязала КРП, препятствием на пути решения курдского вопроса или будет способствовать его разрешению? Даже объективного ответа на этот вопрос будет достаточно, чтобы прояснить происходящее.

С этой точки зрения, кажется многозначительной параллель между атакой Израиля и нападением КРП в Искендеруне. Объявленная КРП война — это карта, которую разыгрывают те, кто хотят дестабилизировать ситуацию в Турции и ввергнуть её в пучину внутренних конфликтов. Эта война не принесёт никакой пользы самим курдам. Но зато она очень выгодна врагам Турции.

Правительство ПСР в одиночку и без оружия ведёт войну на четыре фронта. У него нет никакой выгоды помимо того, чтобы блюсти справедливость, делать правильные шаги в правильное время и носить звание представителя тех, кто добивается мира и спокойствия в регионе. Неоконсерваторы в США, израильские разбойники, члены «Эргенекон», которые истощили все свои силы в судебных залах, идут на всё, чтобы уничтожить ПСР.

Все те, кого я перечислил, выгадают от той грязной войны, что ведёт КРП. Если ПСР утратит свою харизму, выиграют израильские бандиты; американские неоконсерваторы, живущие за счёт войн и мятежей, расширят зону влияния; «Эргенекон» прежде сделает глубокий вдох, а после будет строить планы, чтобы вернуться к прошлым дням.

Но курды-то что выиграют в этой войне?

Разве не следует ПМД вместо того, чтобы бросаться угрозами от имени КРП, сказать «собеседник — это мы» и взять на себя ответственность, кроме того, дать разумный ответ на вопрос «Что же выиграют курды?».