Договорные матчи политиков

| Мюмтазер Тюрконе 107

Автор этого комментария - полный ноль в футболе. Причина тому – принцип, которому я решил твёрдо следовать после начала своей академической деятельности.

Я рассудил, что то время, которое я буду тратить на футбол, можно использовать для более полезных дел. Сегодня, оглядываясь назад, я могу сказать, что большую часть своего интеллектуального багажа я сумел накопить благодаря следованию именно этому принципу. Есть и другой результат: я ничего не понимаю в футболе. Нет, я знаю, что футбольная команда состоит из 11 человек, что попадание мяча в прямоугольное пространство, состоящее из трёх столбиков и сетки, называется голом. Я не могу толком разобраться, что такое «фол» или «оффсайт», и уж точно никогда не пойму, почему вместо английских слов нельзя использовать турецкие эквиваленты. Даже если я внимательно слежу за ходом матча, для меня остаются неразгаданными многие загадки. Я, конечно, не пробовал, но думаю, получилось бы оригинально, если бы я, такой невежа в этом деле, занялся бы комментированием матчей.

Я знал, что такое «договорной матч». Недавно выяснил, что значит «поощрительная премия». Я издалека наблюдаю за всеми дискуссиями, касающимися закона о договорных матчах, за всем этим футболом.

Футбол, как и политика, это пространство власти. Здесь вращаются большие деньги. Футбол приносит почёт, известность, уважение. Внутри клубов, между клубами постоянно идёт борьба «зуб за зуб». Эта борьба, только часть которой находит своё отражение на футбольном поле, каждый год подходит к какому-то логическому завершению при оценке и поддержке любителей футбола, точно как протекающая при демократии конкуренция, которая разворачивается на глазах у избирателей. Притягательность этой борьбы и в футболе, и в политике зависит от того, насколько открыто, справедливо и по-джентельменски эта борьба ведётся.

Заговоры, провокации, интриги, которые плетут разные банды внутри страны, чтобы устроить переворот, и предопределение результатов матча владельцами клуба посредством договоров и «поощрительных премий» - явления одной природы. Сила команды, её успех зависит уже не от футболиста, вышедшего на поле, и не от выбранной тренером тактики, а от закулисных интриг и решения руководителя клуба. Абсолютно одинаковые чувства испытывают руководитель Генштаба или командир войск, которые через парламентский экран следят за поднимающими свои руки в поддержку отмены запрета ношения головных платков 411 депутатами, и руководитель клуба, наблюдающий с почётной трибуны за проданным матчем. Первый знает, что матч закончится так, как было потребовано в Конституционном суде. Второй, как и первый, осознаёт, что никакого смысла в футболистах, играющих на поле, и в зрителях нет. Закон, правила, подготовка, труд, выступление – всё напрасно. И оба упиваются той силой, что даёт им осознание этого своего отличительного, выделяющего их среди других  положения. Для председателя Генштаба депутат и председатель партии имеет такое же значение, как футболист и тренер для руководителя клуба. В схожей ситуации оказываются и избиратели с футбольными болельщиками. Плохое заключается в том, что в обоих случаях у справедливости нет шансов восторжествовать. Потому что если она торжествует, то и задумавший переворот генерал, и играющий по договору руководитель клуба лишаются власти. Значит, оба они наносят стране вред.

Насколько я понимаю, закон, касающийся договорных матчей, который лежит в парламенте, только смягчает меру наказания, по сравнению с предыдущим законом, принятым семь месяцев назад. Тюремное наказание смягчатся. Однако руководители клубов проходят по обвинению в участии в банде, поэтому им всё же грозит тюремный срок. Парламент просто скидывает пару дирхем с весов в руках богини правосудия, а суд прибирает весы к рукам, принимая обвинительное заключение и начиная дело.

Как только сторонник переворота со своими провокационными планами оказывается пойман на месте преступления, для суда, законодательного органа и правительства открывается широкой поле власти, которым они будут владеть. Теперь никто не сможет протестовать против любого рода контроля и наведения порядка с целью воспрепятствовать использованию полученной власти теми, кому было отдано оружие. Вероятность присвоения власти в опоре на моё избирательное право уменьшается.

Всем ясно, где должны сидеть те, кто, нарушает всю красоту футбола – хотя, признаться, не доступную для моего понимания – те, кто крадут у болельщиков возбуждение, которое дарит им игра, те, кто превращает эту зрелище в хитрую забаву под названием «угадай, под каким стаканом спрятался шарик». Данные правительству, Федерации футбола, законодательному органу и суду полномочия нужны для того, чтобы подобного одурачивания футбольного болельщика не было, чтобы воспрепятствовать несправедливости в отношении любителя футбола, который выстригает волосы на голове ради своей команды и кричит до хрипоты на купленном матче. К тому же через футбол можно будет предотвратить борьбу сил, денег и власти.

Правильно говорят, что футбол – это не только футбол. Так обстоит дело и с политикой.