Кто несет ответственность за теракт в Анкаре?

| Мюмтазер Тюрконе 247

Прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) дает нам ответ на этот вопрос. После того как ДПН отказалась подписать подготовленное парламентом совместное заявление турецких партий, осуждающее теракт в Анкаре, все взгляды тут же обратились в сторону Рабочей партии Курдистана (РПК).

Президент и премьер настаивают, что последний теракт в Анкаре был проведен партией сирийских курдов «Демократический союз» (PYD) и её вооруженным крылом – Отрядами народной самообороны (YPG), или, вернее сказать, РПК. Однако представители РПК утверждают, что они не только не участвовали в нападении, но вообще не имеют к нему никакого отношения. По сути, РПК утверждает, что турецкое правительство теперь использует атаку в качестве повода для нападения на PYD в Сирии.

Турция – страна, в течение многих лет просуществовавшая в атмосфере насилия. Однако прошлый год, отмеченный многочисленными атаками, подобными недавнему теракту в Анкаре, выдался особенно тяжелым. Десятки людей были убиты и ранены. Страна, живущая в тесном контакте со столь частым террором, естественно, выработала свой собственный набор рефлексивных ответов на подобные события. Одна из таких реакций состоит в том, что сразу после нападения правительство запрещает публикации в СМИ, пытаясь уменьшить психологическую нестабильность по всей стране. При этом на первый план выходит один из главных человеческих рефлексов – способность забывать. Немаловажную роль играют и другие факторы, например выяснение того, кто на самом деле стоит за этими нападениями, если РПК не берет на себя ответственность. Смотрим, кому выгодны эти теракты и точно определяем подозреваемого. А последующие заявления со стороны представителей организации и данные разведки, конечно же, подтверждают эти выводы. По этой же схеме действовали после атаки в Анкаре. Когда турецкие военные и полиция силой ответили на уличные столкновения с РПК в Суре и Джизре, когда турецкие бомбы упали на авиабазу Минг – оплот PYD, иными словами, когда мы ведем открытую войду с РПК и PYD, кто еще будет атаковать военные объекты в Анкаре?

Зачем Исламскому государству Ирака и Леванта (ИГИЛ) (одному из обычных подозреваемых в таких вещах) проводить атаку, которая поможет PYD, в то время как в Сирии они заняты борьбой с PYD? Уже хорошо известно, что ИГИЛ, как правило, не использует террористов-смертников против военных целей, предпочитая гражданские цели, что вызывает гораздо большую панику. Теракт в октябре 2015 в районе железнодорожного вокзала в Анкаре, в результате которого погибли более 100 мирных жителей, – вот тип атаки, которая обычно ассоциируется с ИГИЛ.

Можно сказать, что теракты как таковые не являются предпочтительным способом борьбы для РПК. Однако их использует левая террористическая организация – Революционная народно-освободительная партия-фронт (DHKP-C). Примечательно, что РПК работает с DHKP-C под прикрытием PYD. Кроме того, хорошо известны органические связи между DHKP-C и режимом президента Сирии Башара аль-Асада.

Серьезная атака в Рейханлы также осуществлялась непосредственно DHKP-C. Если последняя атака в Анкаре на самом деле была организована DHKP-C, то РПК тут же становится реальным подозреваемым. Но выход DHKP-C на сцену дает нам еще одного подозреваемого – режим Асада в Сирии. Компромисс и сотрудничество между PYD и режимом Асада уже хорошо известны. Недавнее нападение в Анкаре является ярким примером продукта этих взаимоотношений.

Пропагандистские аспекты этих атак имеют за собой точный расчёт. Нападение РПК на военный автомобиль в Бингёле, в результате которого погибло восемь человек, произошедшее сразу после теракта в Анкаре, демонстрирует, что обе эти атаки были скоординированы. Освещение все большего и большего количества терактов в настоящий момент вполне может повредить переговорам и контактам между США и Россией.

Данные, используемые теми, кто планировал нападение в Анкаре, появились из загрязненной атмосферы. Атака, осуществленная в то время, когда вся Турция обсуждала возможность проведения наземной операции в Сирии, никогда не приведет нас ни к каким другим реальным подозреваемым, кроме как режим Асада и штаб-квартира РПК-PYD в северной Сирии.

Что касается загрязненной атмосферы и высокого напряжения, породивших эту атаку, то это настоящий шедевр Европы, которая столкнулась со столькими проблемами, вынося твердые решения о том, что делать с Сирией.

Действительно ли ошибается Турция, обвиняя РПК в теракте или выражая недовольство действиями великих государств, творящих будущее и судьбу Сирии?