Всему виной «ошибка пилота»?

| Мурат Йеткин 505

На днях между Анкарой и Москвой состоялась настоящая словесная дуэль. Сначала министерство иностранных дел Турции обвинило Россию в бомбардировке больницы в сирийском городе Идлиб и призвало международное сообщество противостоять «военным преступлениям» России и Сирии.

Вскоре после этого от российского министерства обороны последовало заявление: «Мы этого не делали». Затем министр иностранных дел России Сергей Лавров ударил из другого угла: турецкие войска должны быть немедленно выведены из Ирака; военные в лагере Башика представляют угрозу для Ирака, на котором живого места не осталось.

Нетрудно догадаться, что обвинения Лаврова были ответом на более раннее заявление турецкого МИД.

Еще несколько дней назад президент России Владимир Путин отметил, что ждет от Турции шагов на пути к урегулированию отношений, после чего повеяло определенным оптимизмом.

Но когда было объявлено, что эти шаги — извинения и компенсации за сбитый российский самолет, Эрдоган заявил, что он сам ждет шагов от России. Россия должна прекратить давать оружие террористам.

Эрдоган, возможно, намекал на вертолет, который Рабочая партия Курдистана (РПК) сбила некоторое время назад ракетой российского производства.

Вот какая эскалация напряженности произошла накануне.

Но особенно интересны были слова Эрдогана, произнесенные вчера ближе к вечеру перед его вылетом в Уганду. Эрдоган заявил: «Когда из-за ошибки, совершенной пилотом, приносят в жертву такую огромную страну, как Турция, это на самом деле заставляет задуматься».

О том, какого пилота и какую ошибку имел в виду президент, никто не спросил, а он сам не уточнил.

Если речь идет о нарушившем границу российском пилоте, который был убит при катапультировании с парашютом, то высказывание Эрдогана приобретает один смысл, а если о перешедшем границы турецком пилоте — другой.

Если президент говорит о турецком пилоте, тогда сразу приходит на ум заявление бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу о том, что он «лично отдал приказ» начальнику Генштаба, генералу Хулуси Акару.

После того, как зарубежные новостные агентства пришли к выводу, что речь шла о турецком пилоте, из администрации президента было сделано заявление, что подразумевался российский пилот.

Об этих словах, видимо, еще долго будут говорить, но напряженность сохраняется.

Конечно, это напряженность не только в отношениях между Россией и Турцией, но и между Россией и всем НАТО.

Причина — не только Сирия, но и Прибалтика (Эстония, Латвия, Литва), российская аннексия Крыма на Украине и реальное военное присутствие на востоке этой страны.

30 мая, после заседания Парламентской ассамблеи НАТО в Тиране, проходившего в конце прошлой недели, была опубликована декларация. В ней Парламентская ассамблея призывает 28 членов НАТО принять новые меры против российского военного присутствия, особенно ощутимого на восточном и юго-восточном флангах альянса, увеличить оборонные бюджеты с целью повышения степени готовности альянса и большего сдерживания.

Сегодня под «востоком» в словаре НАТО в большей степени следует понимать Прибалтику, а под «юго-востоком» — Турцию. Недавно генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс осуществляет крупнейшее со времен холодной войны наращивание военной мощи.

Напряженность в отношениях с Россией и действия НАТО будут обсуждаться на саммите НАТО, который состоится 8-9 июля в Варшаве.

Как известно, ракеты проекта ракетного щита США в зоне ответственности НАТО планируется разместить в Польше, а радары раннего предупреждения — в Турции. Эта ситуация тоже беспокоит Россию.

На этом фоне начальник Генштаба Акар на военных учениях «Efes-2016» весьма завуалированным образом заявил, что союзники должны держать свое слово. Подразумевал он прежде всего позицию США и НАТО по борьбе с терроризмом, как против ИГИЛ, так и против РПК.

«Efes» можно считать первым примером учений, на которых в одном месте собрались восемь стран, входящих и не входящих в НАТО, элементов «земля-воздух-море» и антитеррористических средств. Кроме хозяйки Турции, в недельных учениях приняли участие войска США, Великобритании, Германии, Польши, Саудовской Аравии, Катара и Азербайджана.

Итак, очевидно, что пока будет сохраняться напряженность по оси Украины и Сирии, напряженность Россия — НАТО тоже так или иначе сохранится, и Турция будет оставаться на линии фронта этой напряженности.

Перевод ИноСМИ