Сближение ПСР и ПНД в турецкой политике

| Мурат Йеткин 103

Глава Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели недавно заявил, что его партия полностью поддержит переизбрание президента Реджепа Тайипа Эрдогана, председателя правящей Партии справедливости и развития (ПСР).

На последних парламентских выборах в Турции в ноябре 2015 года одним из столпов кампании Бахчели было не допустить, чтобы Эрдоган сосредоточил всю исполнительную власть в руках президента. В то время он утверждал, что такое развитие событий ослабит как парламент, так и судебную систему.

Попытка военного переворота в июле 2016 года стала поворотным моментом в позиции Бахчели. Он уже обвинял движение исламистского проповедника Фетхуллаха Гюлена в заговоре, в результате которого он потерял нескольких депутатов, и как только стало ясно, что гюленисты были вовлечены в попытку переворота, Бахчели присоединился к Эрдогану. В итоге он в полной мере поддержал заявление правительства о введении чрезвычайного положения 20 июля 2016 года, в отличие от социал-демократической оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), председатель которой Кемаль Кылычдароглу назвал это «гражданским переворотом», оппортунистически последовавшим за военным переворотом.

Эрдогану не удалось бы принять конституционные изменения к референдуму в апреле 2017 года о концентрации исполнительных полномочий на президентских выборах, если бы Бахчели не поддержал его в парламенте. Несмотря на раскол в ПНД, поддержка Бахчели Эрдогана продолжалась на референдуме и добавила голосов «Да», позволив набрать тем самым 51,5% голосов по официальным результатам.

Бахчели теперь говорит, что его поддержка Эрдогану может выходить за рамки выборов 2019 года. Это ещё больше усиливает идею о том, что между консервативной ПСР, с исламскими корнями, и националистической ПНД, которая была подвергнута критике со стороны официальных лиц Эрдогана и ПСР, идёт серьёзная конвергенция как партии «расистов, ориентированных на этническую принадлежность».

Линия между консервативной и националистической политикой уже довольно тонкая. Но было отмечено и сближение между ПСР и жёсткой ПНД, например, на основе курдского вопроса и борьбы с террористическими актами со стороны запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК).

Так почему же Бахчели продвигал свою партию ближе к ПСР и почему Эрдоган допустил это?

На этот вопрос есть два варианта ответа.

Первый касается переизбрания Эрдогана в ноябре 2019 года. Для достижения этого в первом раунде Эрдогану потребуется 50% плюс один голос. Не представляется возможным, по крайней мере, на данный момент, что Эрдоган мог бы добиться этого только с голосами ПСР, как показал референдум 2017 года. Он знает, что ему нужна дополнительная поддержка, а также осознал на выборах в июне 2015 года, что примирительная политика в курдском вопросе может поставить под угрозу турецких националистических избирателей, склонных к ПСР.

Второй вариант касается ПНД. Поскольку Эрдоган перешёл на более националистическую риторику, массы ПНД, особенно более благочестивые избиратели, начали приближаться в ряды ПСР. В любом случае, это был не огромный сдвиг, так как части ПСР и ПНД в основном имеют сходные социальные предпосылки. Бахчели понял, что ему нужно что-то сделать, чтобы остановить эрозию в его партии.

ПНД всегда была партией с сильной идеологией, которая никогда не играла ведущей роли политически. Она смогла стать частью правительств в 1970-х и 1990-х годах через различные коалиции, пользуясь разделением правительства. Но под однопартийными правительствами ПСР с 2002 года ПНД потеряла эту перспективу. Теперь вопрос о переизбрании Эрдогана, по-видимому, предоставит Бахчели возможность снова стать частью правительства, даже без формального распределения обязанностей.

ПСР и ПНД в настоящее время участвуют в переговорах, чтобы найти правовую основу для проведения выборов под одним знаменем, при этом официально сохраняя свою собственную идентичность. Ещё одна борьба для Бахчели, чтобы сохранить ПНД живой, заключается в том, чтобы получить более 7% голосов на следующих парламентских выборах, что является минимальным требованием для обеспечения поддержки со стороны политических партий Казначейства.

Оригинал