Почему Эрдоган пообещал отменить режим чрезвычайного положения?

| Мурат Йеткин 212

Президент Реджеп Тайип Эрдоган недавно заявил, что в случае его переизбрания на выборах 24 июня и сохранения за правящей Партией справедливости и развития (ПСР) доминирующей позиции в парламенте будет поднят вопрос об отмене режима чрезвычайного положения.

Эти слова Эрдогана стали одним из самых больших сюрпризов в его предвыборной кампании, пишет главный редактор англоязычной газеты Hürriyet Мурат Йеткин. До сих пор только оппозиционные партии обещали отменить режим ЧП, если они придут к власти. Совсем недавно, напоминает Йеткин, Эрдоган обвинял тех, кто просил отменить чрезвычайное положение, в поддержке терроризма. Режим чрезвычайного положения был объявлен правительством 20 июля 2016 года, спустя несколько дней после попытки государственного переворота.

Теперь, когда Эрдоган пообещал отменить чрезвычайное положение, единственным политическим деятелем, заявившим, что режим нужно продлить, стал глава Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели.

Лидеры оппозиции быстро отреагировали на слова Эрдогана, сообщает Йеткин. Мухаррем Индже, кандидат от главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), призвал действующего президента отменить режим ЧП немедленно, не дожидаясь выборов.

Обозреватель задаётся вопросом, почему же Эрдоган решил передумать? «Он до сих пор защищал чрезвычайное положение на основе борьбы с терроризмом и освобождения от остатков пропутчистских тенденций в государственном аппарате. Но есть ещё одна причина для правительства сохранить его на месте, о которой не говорили широко: чрезвычайное положение позволяет правительству издавать указы с силой закона (khk), минуя парламент по вопросам, связанным с безопасностью», - подчёркивает Йеткин.

С другой стороны, по словам колумниста, чрезвычайное положение рассматривается многими как главная причина регресса демократических прав, снижения качества правосудия, растущего разрыва между Анкарой и ЕС, а также замедления иностранных инвестиций в Турцию.

Возможно, уточняет Йеткин, есть ещё один фактор, который заставил Эрдогана пообещать отменить чрезвычайное положение: прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) может превысить порог в 10% на парламентских выборах. Курдские избиратели действительно не особенно рады дальнейшему продлению чрезвычайного положения. Как партия, которая может привлечь как курдские, так и консервативные голоса, ПСР может потерять много, если ДПН превысит порог, констатирует автор.