Интернет-закон, реформа HSYK и закон о MİT...Турция, ты куда?

| Мустафа Унал 351

Можете посмотреть на сложившуюся картину? И я не имею в виду те три миллиона «подозрительных» жителей Анкары.

Но это уже сама по себе трагедия, когда в шести районах на протяжении 15 дней сотрудники полиции могут устраивать любые обыски. И это нечто другое, чем при чрезвычайной ситуации. Вчера утром Турция проснулась с этой новостью. К вечеру службы безопасности всё-таки дали этому объяснение. Сказав всего лишь: «Плановая операция». В каком же положении оказалась страна! Оказывается, плановая операция. Хоть потрудились бы придумать объяснение поубедительнее и поправдивее. А министр внутренних дел вместо того чтобы заниматься банками, лучше бы занялся насущными проблемами страны. Разве в демократическом, правовом государстве допустима подобная ситуация с обысками? Ну, предположим, допустима, но называть повсеместные обыски «плановой операцией»? До предела ущемлены права и свободы человека. Вы только задумайтесь: 3 млн подозреваемых!

Говоря про сложившуюся картину, я имею в виду законы, которые спешно приняла правящая Партия справедливости и развития (ПСР), когда члены парламента собирались в отпуск. Все преобразования начались после 17 декабря. Если бы 17 декабря не было операции «Большая взятка», то и реформа Высшего совета судей и прокуроров (HSYK), интернет-законопроект и преобразования в Национальной разведывательной службе (MİT) не встали бы так остро на повестке дня.

Последствия нового закона об интернете крайне поучительны. Турция в первый раз стала свидетельницей подобного вмешательства в личную жизнь граждан. Возражения были еще на стадии разработки законопроекта: «Это цензура, не делайте этого!» — звучало со всех сторон, а дальше протесты только увеличивались. «Подобные законы противоречат нормам ЕС», — приходили недовольные отзывы из Европы. Однако ПСР не слушала ничьих предупреждений. Президент Абдуллах Гюль со словами: «В законопроекте есть некоторые спорные моменты» воздержался от права вето. Потому что это имело бы политический смысл и было бы воспринято как противостояние президента и правительства. Теперь алгоритм поменялся. Правительство обратилось в парламент для урегулирования спорных моментов. Гюль одобрил закон. ПСР уже не партия, только что пришедшая к власти, они — профессионалы. Но все их действия неловки и неумелы. Две поправки по одному закону за десять дней заметно пошатнули положение президента и членов ПСР. Процесс развивался не по обычному сценарию. Разве всё происходящее связано с законом об интернете? Вовсе нет, есть ещё закон о реформе HSYK, который две недели назад правительство отложило, а потом парламент принял его с кулачными боями. Теперь закон, противоречащий конституции и сильно бьющий по разделению властей, согласно которому члены HSYK будут подчиняться Министерству юстиции, ждет подписания президентом Гюлем. Один из членов HSYK сказал, что «это похоже на события 12 сентября».

Всё уже не так, как было в начале. Правительство об этом знает. Правительству достаточно одного дня, чтобы распустить Конституционный суд. Судебная система будет выстроена с чистого листа. Другими словами, партия станет продолжением государства. Что потом? Будут «отмываться» дела, связанные с 17 декабря. Образуется удобная почва для новых дел. А потом появятся новые иски. И если вступит в силу закон HSYK, то не останется ни легитимности права, ни легитимности государства. В исках не останется ни капли правды.

Что же будет делать президент? Не секрет, что его беспокоит реформа HSYK. Однако не исключено, что он передаст мяч Конституционному суду. А в ПСР только этого и ждут. Однако я не думаю, что он так легко примет данный закон. На кону конституционный строй страны. Вообще, один выход есть. Если в интернет-законе поправки прижились, то и здесь можно попробовать провернуть то же самое. Решение останется за народом. Ведь известно, что именно народ напрямую сформировал HSYK. Теми самыми «58 процентами»… Пусть данный закон станет частью «конституционного пакета» и будет вынесен на референдум. В противном случае ответить за это не сможет ни президент, ни правительство.

И последний, шокирующий законопроект о MİT, который существенно расширит полномочия данной службы в стране… ПСР внесли предложение о законе, преобразующем Турцию в авторитарное государство. Завтра он будет обсуждаться в комитете, а на следующей неделе будет на повестке дня всего парламента. Меняется структура государства. Скоро в Турции мы не сможем услышать слова «демократия» и «право» в полном их смысле, вокруг будет лишь авторитарное государство. Не правда ли, данное положение дел о многом говорит? HSYK, MİT… от событий 17 декабря так просто не уйти. Вернее, от судьбы.