Что стоит за блокадой Катара и террором в Иране

| Ниджат Гаджиев 479

Шесть арабских стран заявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Йемен и Ливия обвиняют Доху в поддержке террористических организаций и вмешательстве во внутренние дела своих государств. Катар отрицает обвинения и заявляет, что против него развернута кампания.

Изначально стоит сказать, что Катар как одна из мелких, но богатых государств Ближнего Востока всегда пытался вести свою независимую от Саудовской Аравии игру. Что естественно не нравилось Эр-Рияду. Ещё в 1995 году эмир Хамад бин Халифа Аль Тани сверг своего отца эмира Халифу бин Хамад Аль Тани в результате бескровного переворота. На самом же деле это Саудовская Аравия, будучи недовольной политикой Катара, поставила у власти более лояльного себе эмира.

У такой маленькой страны как Катар, но с огромными финансовыми ресурсами, не может быть другого пути, кроме как играть в свою игру, а не в «чужую», а именно - в игру «большого брата», которым предоставляет себя Саудовская Аравия. С самого начала «арабской весны» Катар, заручившись поддержкой администрации Обамы с одной стороны, а с другой стороны - Эрдоганом, начал открыто финансировать всю пассионарную часть Ближнего Востока, а именно «Братьев мусульман», организацию по сути гонимую и оппозиционную во всем регионе.

Осложнило ситуацию также и то, что самая большая военная база США находится в Катаре, а также строится и военная база Турции, тем самым, практически Катар обеспечил свою безопасность от дома Саудов. Данная агрессивная политика Катара вполне объяснима, ей как маленькому государству с большими деньгами хотелось бы оказывать большее давление и влиять на «старшего брата», а в идеале - вообще не иметь на границе такого гегемона как Саудовская Аравия.

После провала «арабской весны», особенно после того, как ситуация в Ливии вышла из-под полного контроля, а затем генералитет «слил» легитимного президента Египта Мурси, который был обречён после своего визита в Иран. Позиции Катара, Турции и США на Ближнем Востоке сильно ослабли, «Братья мусульмане» обратились в бегство, часть из них упрятались в Турции, другая часть - в Катаре. Хотя официально представители Катара отреклись от «братьев», тем не менее, лидеры продолжали жить в Дохе.

Погрешности Катара перед Саудией и союзниками было много, помимо выше перечисленного, есть и фактор заигрывания с Ираном. Позиция Дохи по Ирану всегда было неоднозначной и, в отличие от других государств залива, именно Катар занимал более мягкую позицию в отношении Ирана: 2007 год - требование не спешить с решением «ядерного дела» Ирана; 2009 год - заявление о стремлении консультироваться с Ираном по отдельным сферам; 2010 год - заявление об отказе использовать военную базу США против Ирана; 2015 год - поддержка «ядерной сделки» Ирана в ООН.

Ко всему этому стоит добавить и то, что Катар не признает шиитскую организацию «Хезболла» как террористическую.

На саммите в Эр-Рияде президент США Дональд Трамп ярко обозначил антииранскую риторику, а также признал за Саудией лидерство в этом направлении. Эр-Рияд начал действовать, и начал он это с дерзкого Катара, обвинив его в финансировании терроризма. Можно подумать, что это не та самая Саудовская Аравия, которая поддерживала Аль-Каиду, Талибан и не раз упоминалась в финансировании ИГИЛ (запрещена в РФ). «Борьба с терроризмом», которую обозначил Трамп, предполагает «козлов отпущения» и ею стал неугодный Катар. Что же касается самого Эр-Рияда, он пытается восполнить пустоту, образовавшуюся после отказа Эрдогана быть «торпедой» США на Ближнем Востоке.

Насколько долго саудиты и союзники смогут «осаждать» Катар - неизвестно, но то, что его «голыми руками» не взять - однозначно. Турция и Иран будут до конца поддерживать Катар во всем, как на политической плоскости, так и на экономической.

Поддержка Эрдогана не заставила себя долго ждать. «Мы не считаем правильным (решением) санкции против Катара. В период, когда нам особенно нужны солидарность и сотрудничество, эта ситуация никому в нашем регионе не принесёт пользы. С одобрением воспринимаем хладнокровие Катара. Мы и дальше продолжим развивать с ним отношения», – заявил турецкий президент. Эрдоган подчеркнул, что Турция приложит все усилия для того, чтобы ситуация вокруг Катара как можно быстрее разрешилась путём диалога.

В свою очередь, представители Ирана же заявили о том, что готовы поставлять Катару все виды пищевой продукции на фоне прекращения поставок из стран Персидского залива в связи с дипломатическим скандалом. «Мы готовы экспортировать все виды пищевых продуктов в Катар ввиду наложенных странами Персидского залива санкций», - цитирует иранское агентство Fars главу иранской ассоциации по импорту агропродукции Реза Нурани.

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф обсудил дипломатический скандал вокруг Катара с рядом коллег из соседних государств. «Министр иностранных дел Зариф провёл ряд контактов с коллегами для обсуждения последних событий в регионе, в частности, между Катаром и некоторыми арабскими странами. Зариф пообщался с коллегами из Турции, Ирака, Туниса, Индонезии, Омана», — заявил источник.

Если учесть и тот факт, что у Турции в регионе и за его пределами не осталось союзников, то портить отношения и с Саудовской Аравией, которая имеет огромные инвестиции в Турции, крайне не хотелось бы. Но Трамп, понимая всю сложность обстановки, пытается дожать Турцию и Иран и сломить Катар.

Говоря о Трампе и Катаре, стоит добавить, что у Трампа отдельные счёты с этим государством. Именно Доха поддерживала и финансировала через разные фонды президентскую кампанию Хиллари Клинтон, а теперь этот «кошелёк» демократов надо прибрать к рукам.

Война «всех против всех» на Ближнем Востоке будет продолжаться и дальше и в более жесткой форме, так как произошла де-факто перегруппировка сил и блоков. Саудовская Аравия, её «младшие братья», США, Израиль, оказались в одной стороне, а Катар, Иран, Турция, а также и либеральные силы в ЕС и США - на другой.

Не успела катарская тема выйти из повестки дня, как в самом Тегеране (закулисным союзником Катара и Турции) произошёл террористический акт перед парламентом и мавзолеем Имама Хомейни. Организацию теракта на себя взяла ИГИЛ (запрещена в РФ).

В этой связи, оказавшись в непростом положении, Иран, Турция и Катар, скорее будут принимать ответные меры, но какие именно говорить пока рано. Сразу после теракта в Тегеране, турецкие СМИ сообщили, что сегодня глава МИД Ирана намерен посетить с официальным визитом Турцию, где встретится с президентом Эрдоганом и главой МИД республики Мевлютом Чавушоглу. Не исключено также, что, если ситуация вокруг Катара в течение 2 месяцев не решится, то состоится трёхсторонняя встреча представителей Турции, Ирана и Катара.

Блокада Катара в определенном смысле продиктована со стороны Соединенных штатов, и сегодняшний теракт в Тегеране это звенья одной цепи. Вся эта ситуация также может каким-то образом сказаться и на Турции. Предстоящая поездка Главы МИД Ирана Зарифа в Турцию, говорит нам о том, что стороны решили серьезно пересмотреть свой подход к происходящему. Если ранее союз Катара, Турции и Ирана был в определенной степени скрыт от глаз, то сейчас этот союз вышел на свет. Эти три страны будут думать над новыми решениями перед новыми вызовами.

Теракты в Иране могут повториться, ИГИЛ будет продолжать дестабилизировать Тегеран. Но дело в том, что у Ирана есть более сильная карта – козырь – чем у Саудовской Аравии. Это Катар, который вместе с Хуситами готов бороться против саудитов.

Ниджат Гаджиев, политический обозреватель Yenicag.ru для «МК-Турция»