Что такое турецкая идентичность?

| Нури Юрдсев 179

С тех пор как начался процесс «демократический прорыв», мы стали ещё более активно касаться вопроса турецкой идентичности. Большинство дискуссий строится вокруг вопроса, несёт ли определение «турецкая идентичность» только этнический или расовый элемент или имеет под собой правовую основу.

В настоящее время я могу наблюдать, что в подобного рода дискуссиях, ведущихся на различных уровнях, в головах у некоторых творится неразбериха. На то могут быть разные причины: от разных подходов к понятию «идентичность» до актуальных политических выгод. Чтобы как-то помочь устранить этот сумбур, в данной статье я остановлюсь на том, как следует подойти к вопросу о турецкой идентичности.

Сразу же надо отметить, что турецкая идентичность или какая-либо коллективная идентичность вообще не образуется сама по себе и не всегда приобретается с рождением человека. Другими словами, любая идентичность исторична и формируется в практической жизни. К примеру, сегодня «шиитская идентичность» для большинства людей приобретается с рождением.

Я не встречал ни одного человека, который, не будучи шиитом с рождения, впоследствии осмысленно им становился. Однако при этом мы знаем, что «шиитская идентичность» — понятие историческое и в том виде, в котором оно существует сейчас, до XIII века его не существовало. Даже в самом широком смысле до появления ислама его не было. То есть данная идентичность, существование которой сегодня нам кажется вполне естественной и которая приобретается большинством людей с рождения, представляет собой явление пятнадцативековой давности. Такого рода утверждения могут быть сделаны относительно любой идентичности. Все они появляются в определённый исторический период, некоторые из них оказываются настолько прочны, что нам кажется, будто они существовали всегда, и мы принимаем их как нечто, дающееся от рождения. Кроме того, так как идентичности, обладающие определёнными особенностями, появляются в различные исторические периоды и в разных частях земного шара, нам свойственно их подразделять на классы. Существуют такие категории, как «этническо-расовая» идентичность, «родо-племенная», «религиозная», «цивилизационная», «национальная».

ТРИ КАТЕГОРИИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Такова и турецкая идентичность. Она возникла в определённый исторический период, приобрела различные значения и особенности и в связи с этим подверглась делению на различные категории. Таким образом, с исторической точки зрения можно увидеть, что понятие турецкая идентичность включает в себя три категории. Во-первых, этническо-расовую идентичность, во-вторых, религиозную и наконец, национальную. Прежде всего турецкая идентичность возникла как идентичность, характеризующая общество с этнической или расовой точки зрения. Здесь сразу следует отметить, что нельзя сводить любую коллективную идентичность только к одному единственному элементу, данное понятие включает в себя множество элементов. И коллективная идентичность, которую мы называем «этническо-расовой», не подразумевает лишь этническое или расовое объединение. В принципе исторически невозможно доказать, что все члены того или иного коллектива имеют одинаковую этническую или расовую принадлежность, то есть общее происхождение. Даже в отношении одного человека привести подобного рода доказательства невозможно. Никто не знает истории своего рода с самого его возникновения. Я по маме и папе турок. Мои родители тоже родились в семье турков. Их родители также турки. Но фактов, что наши самые дальние предки были турками, — нет. Вместе с тем, нельзя доказать и обратное. В этом случае получается, что принадлежность к турецкой нации строится из сплошных гипотез. Именно поэтому определение этническо-расовой идентичности не может опираться лишь на единство происхождения. При этом есть ещё другие элементы: язык, совместное наименование, обычаи и традиции, общее прошлое и будущее, культура, территория, родина. Самым главным среди элементов, которые ассоциируются с турецкой этническо-расовой идентичностью и разделяются её представителями, несомненно, является само наименование «турок» и турецкий язык. Если мы обратимся к письменным историческим турецким источникам, мы увидим, что турецкая идентичность как идентичность этнически-расовая появляется в начале восьмого века. Однако аутентичных источников не достаточно. Согласно другим источникам, в частности китайским, само название «турок» возникает гораздо раньше VIII века: речь идёт о XIV веке до нашей эры. Какой вывод мы можем сделать? Турецкая идентичность, определяемая как этническо-расовое сообщество, не является идентичностью, существовавшей извечно. В определённый период истории турецкой идентичности, которую сейчас от рождения, как и я, приобретает большинство людей, не существовало. В тот период, когда она возникла, первые турки, которые эту идентичностью обладали, не рождались сразу турками, турками их называли, скорее всего, китайцы. Это имя и то сообщество, которое это имя приобрело, по прошествии исторического времени вместе с другими элементами (прежде всего турецким языком) преобразовалось в турецкую идентичность.

Турецкая идентичность подразумевает под собой и идентичность религиозную. В этом смысле понятия «турок» и «мусульманин» совпадают. После принятия турками ислама понятия «турецкая идентичность» и «мусульманская идентичность» становятся тождественными. Здесь нужно назвать две главные причины. Во-первых, подавляющее большинство турок со временем приняло мусульманство. Причём турок-немусульман очень мало. К примеру, среди представителей арабской этническо-расовой идентичности немусульман гораздо больше. Другого такого этническо-расового сообщества, как турецкого, где подавляющее большинство составляют мусульмане, найти трудно. Во-вторых, турки, особенно во времена Османской империи, сделали ислам своим знаменем. В XVI веке произошло окончательное отождествление турецкой идентичности и мусульманства. Турок значило мусульманин, а мусульманин — турок. До середины XIX века турки воспринимают себя скорее мусульманами, чем турками. Главное, что их связывает, это ислам. Язык, страна и этническое происхождение, хоть и образуют эмоциональную связь, не обладают подобной значимостью. Греки, армяне, англичане, арабы, французы считаются «гяурами», то есть немусульманами. Такое противоречивое понятие как «турок-гяур» свидетельствует о том, насколько сильно тождество между понятиями «турок» и «мусульманин». Мы видим, что подобного рода тенденция существует до сих пор. Например, для моего отца любой человек является либо турком, либо гяуром. Отождествление понятий «турок» и «мусульманин» можно наблюдать и в Европе. Начиная с XII века слово «турок» для европейцев было синонимично слову «мусульманин». О европейце, принявшем ислам, говорили, что он «отуречился». За пределами Османской империи, например, даже в Исфахане, принять мусульманство значит «отуречиться». Вообще Османская империя воспринимается не как турецкая империя, а как империя исламская. Слова «турок» и «мусульманин» настолько слились, что если выражение «араб-христианин» ещё имеет смысл, то выражение «турок-христианин» звучит бессмысленно и противоречиво по своей сути.

ПОНЯТИЕ «ТУРЕЦКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ» НЕЛЬЗЯ СВОДИТЬ ЛИШЬ К ЭТНИЧЕСКОМУ ИЛИ РАСОВОМУ ЭЛЕМЕНТУ

Наконец, понятие «турецкая идентичность» включает в себя понятие «идентичность национальная». Понятие «национальная идентичность» является продуктом современной нам эпохи. Этого понятия, в том значении, в котором мы используем его сегодня, до XVI века не существовало. Национальная идентичность возникла с образованием национальных государств. Национальная идентичность — это идентичность политическая, либо идентичность, в которой политическая составляющая является основной. Естественно, национальные идентичности возникли не на пустом месте. Большинство из них сформировались на базе более древних этническо-расовых. Поэтому некоторым сложно провести грань между этническо-расовой идентичностью и идентичностью национальной, что и служит причиной путаницы, о которой я говорил выше. Между тем не все национальные идентичности связаны с идентичностями этническо-расовыми, например, американская, канадская, австралийская, швейцарская национальная идентичности. Даже те идентичности, которые опираются на этническую составляющую: французская, английская, немецкая, итальянская, турецкая, греческая — всё равно не являются лишь этническими. Даже если нет французской, английской, немецкой, турецкой, греческой национальной идентичности, есть идентичность сообществ (это этническо-расовая идентичность), которые связаны с этими национальными идентичностями. Поэтому тот вид идентичности, который мы называем национальным, появляется в современное нам время вместе с возникновением нации-государства. Турецкая национальная идентичность также является продуктом этого периода и возникает после второй половины XIX века. На сегодня, если с этническо-расовой точки зрения можно говорить об одной лишь турецкой идентичности, то с точки зрения национальной идентичности мы говорим об идентичностях азербайджанской, узбекской, киргизской, казахской. Ясно, что турецкая национальная идентичность, как и все национальные идентичности, нельзя сводить лишь к этническо-расовому элементу. Однако можно говорить о преобладающем этническо-расовом элементе, в сравнении, например, с английской, американской и даже французской национальной идентичностью. Таким образом, сегодня турецкая идентичность исторически включает в себя три различных идентичности (этническо-расовую, религиозную и национальную). Возможно, знание этого поможет устранить ту сумятицу в головах, о которой я говорил в начале.