Будущее государственного подполья

| Орхан Дженгиз 197

Дело о подпольной организации, известной всем как «Эргенекон», открывает перед нами очень сложную и запутанную картину. То, что в настоящее время разбирается в суде по делу «Эргенекона», произошло в Турции в 1915 году.

Суду подвергается менталитет "komitacı" (члена секретного общества); умонастроение, окружающее скрытные вооруженные организации, преследующие политические цели.

Целиком дело превращается в суммирование событий последних 90 лет в Турции. Судебному разбирательству подлежат силы, планировавшие политические убийства, управляющие военными переворотами, угрожающие СМИ и деловым кругам, пытающиеся контролировать их и руководить обществом с помощью провокаций и манипулирования.

Тем не менее и сейчас есть проблемы: это расследование зашло не так далеко, как хотелось бы. Иными словами, делом об «Эргенеконе» удалось воткнуть палку в колеса сложного механизма «глубинного государства», но этого оказалось недостаточно, чтобы остановить движение колес. Фактически, расследование так и не достигло глубины, достаточной, чтобы по-настоящему узнать природу этого механизма. Таким образом, Турция до сих пор не может свести счеты с системой, основанной в 1915 году. Если кто-то не обладает ясностью ума, необходимой, чтобы рассмотреть прошлое, и когда он не может выйти за пределы официальной сюжетной линии, единственная возможность увидеть правду — это столкнуться с ней лицом к лицу.

«Красное яблоко» коалиции

Если посмотреть на ядро, круг приближенных так называемого «Эргенекона», взгляду предстанет собрание турецкого «Патриархата». Эта организация была создана в 1921 году членами «Комитета единения и прогресса» (CUP) с целью борьбы против греческих граждан. Встреча произошла в церкви. Когда началось дело об «Эргенеконе», стали появляться фотографии. Это было похоже на какую-то сюрреалистическую картину. Вели Кучук (подозреваемый по делу «Эргенекона»), бывший командующий жандармерией, сидел в церкви и пил вино. «Патриархат» был связующим звеном между теми, кто угрожал Орхану Памуку и различными ультранационалистическими организациями. В нормальной стране это обязательно привлекло бы к себе внимание прокуратуры. И вот, люди, не имеющие никакого отношения к христианству и замешанные в тяжких преступлениях против Турции, теперь собираются в церкви. Но, к сожалению, такая странная картина никоим образом не привлекала к себе внимание наших прокуроров.

А ведь это именно то, что мы имеем в виду, когда говорим, что «Эргенекон» — «красное яблоко» (священная цель для националистов - ред.) коалиции, под крылом которой собираются нео-националисты. Бывший генерал жандармерии Вели Кючук осужден в рамках дела «Эрегенекон», как и персонаж Кейзер Сезе из фильма «Подозрительные лица». Что касается оперативной части, она была спланирована одним из умов организации. Он является современной турецкой версией Топала Османа, который принимал участие в преступлениях против национальных меньшинств, а затем был задействован в службе по охране Ататюрка. Это лишь следствие некой турецкой ментальности, определенного типа личности. Если вы не готовы встретиться лицом к лицу с прошлым, оно будет повторяться снова и снова. Вы не только воссоздадите те же старые проблемы, но также восстановите все те механизмы, которые вызывали эти проблемы с самого начала. Если изучать историю турецкого «Патриархата», начнет проявляться полная история подпольного государства в Турции. Другими словами, дело об «Эрегенеконе» — только верхушка угольной шахты. Все, что нужно сделать, чтобы добыть уголь — это начать копать. 

Государство не видит

Мы не можем приписать неведение определенных вещей исключительно прокуратуре. Не только левые, но и алавиты и курдские сообщества в Турции не видели «Эргенекон» или, по крайней мере, не хотели видеть. Например, «Эргенекон» разрабатывал план покушения на убийство лидеров алавитов. Но алавиты видят в этом некий вымысел. Возможно, они просто не хотят слишком ворошить прошлое, где большинство людей на самом деле не такие, какими казались. Ведь в результате им пришлось бы поменять позицию в отношении кемалистской системы.


Между тем очень сложно понять, как курды в этом случае могут оставаться столь незаинтересованными. Могло ли это все быть возможным в любой другой стране? В таких странах, как Аргентина и Чили, граждане спали перед залами судебных заседаний, ожидая увидеть сторонников переворота осужденными за такие преступления, как выбрасывание людей из самолетов. Я мог бы ожидать, что курды выстроятся в очередь, чтобы спать перед залом суда в Силиври (тут проходит судебный процесс по делу «Эргенекона» - ред.). Я мог бы ожидать, что они скажут: «Отдайте нам JİTEM (засекреченая карательная военная организация на юго-востоке Турции)!» Я мог бы ожидать, что они потребуют: «Расскажите нам о сожженных деревнях! Скажите нам, где на самом деле все эти «пропавшие» люди!» Но в конечном итоге, будто бы волшебная палочка коснулась их всех и заставила замолчать, — даже ни единого "пип" из какого-нибудь уголка.

Инициативная группа "Cumartesi Anneleri" («Субботние матери» - матери и близкие родственники «пропавших») до сих пор собирается у лицея «Галатасарай». Но зачем они собираются у «Галатасарая», когда на самом деле они должны быть в Силиври, где судят подозреваемых из «Эргенекона»? Ведь, в конце концов, убийцы их детей все в Силиври.

Я не собираюсь полностью отбрасывать или умалять результаты, к которым мы пришли. За пять лет в этой стране убийства, которые мы привыкли видеть регулярно, уже не происходят, потому что механизм, дозволяющий эти преступления, был поврежден. Но такая ситуация не может длиться вечно. Пока в Турции нет полного контроля над незаконным расширением жандармерии, это означает, что все механизмы по-прежнему на месте. Да, столкновения между правительством и военными, убийства и манипуляции — все это прекратилось, но система остается всё та же. Например, записи специального военного ведомства в Турции по-прежнему засекречены. Этот департамент, сформированный как отдельный блок в вооруженных силах, отвечает за многие провокации, которые произошли в Турции. От погрома греков, случившегося в 1955 до массовых убийств алавитов в 1978. Есть все виды свидетельств и заявлений, которые указывают на роль этой организации в данных событиях.

Совсем недавно, в связи со случаем массового убийства в Малатье, выяснилось (во втором списке прокурорских обвинений), что подразделение, называющееся Департамент национальной стратегии и деятельности в Турции (TUSHAD) было создано для того, чтобы возглавить деятельность против немусульманского населения Турции. Итак, с высоты позиции, достигнутой нами на сегодняшний день, давайте спросим: нам в действительности удалось трансформировать государственный менталитет и структуры, в основе которых лежат такие подразделения, как JİTEM, специальный военный департамент, TUSHAD, все военные перевороты, политические убийства и множество других ужасных событий; или нам просто удалось загнать этот менталитет и структуры в угол? Разве эти механизмы были поражены быстрыми ударами, достаточными, чтобы уничтожить их полностью, или они будут жить в системе фактически как вирусы? Есть ли гарантия, что они не вернутся завтра, при удобных для них условиях? Я полагаю, что то, как я сформулировал эти вопросы, показывает мои ответы на них. Лично я считаю, что поскольку структуру, которую мы называем "глубинное государство", всего лишь загнали в угол большой палкой (имеются в виду судебные разбирательства), и поскольку так и не осуществилась ни одна из столь необходимых глубоких реформ, способных обеспечить устранение этой структуры, — она легко может вернуться на передний план со своими прежними силами.

До тех пор, пока значительная часть совершённых единичных и массовых убийств и провокаций остается в темноте, до тех пор, пока жандармерию не ликвидируют и не реструктуризируют, и до тех пор, пока внутренние дела военных не подпадают под политический контроль и власть, — имеется весь потенциал для того, чтобы в любой момент вернуться к прошлому.

Другими словами, я считаю, что углубившиеся в государстве организации просто впали в спячку, и если не проводить серьезные реформы, они могут проснуться в любой момент.

izmir rent a car