Дежа вю — лишение курдских депутатов иммунитета?

| Орхан Дженгиз 165

Я думаю, что это одинаково как для отдельного человека, так и для целой нации: если вы не учитесь на собственном опыте, то никогда не вырастете, никогда не станете зрелым человеком или нацией.

И это очевидно, что Турция не извлекла уроков из своего прошлого опыта. В противном случае мы бы не наблюдали движение в Парламенте за то, чтобы лишить иммунитета депутатов прокурдской, ныне прекратившей свое существование, Демократической партии (DEP).

Я не могу вспомнить, сколько прокурдских политических партий было закрыто в Турции до настоящего времени. Так много их было. Тем не менее я четко помню, что произошло в 1994 году. В этом году некоторые прокурдские депутаты были лишены депутатской неприкосновенности. Они были арестованы в Парламенте и взяты под стражу полицейскими, которые схватили их за шкирку, будто котят, и все депутаты оказались в тюрьме.

курдов, что для получения курдами прав нет никакого места мирным средствам, и что насилие является единственным вариантом. Я никогда не соглашался с тем, что насилие может быть подходящим средством для получения прав, но я говорю о тогдашнем мышлении. На сегодняшний день мы имеем совсем другое стечение обстоятельств, нежели чем мы имели в 1994 году в плане демократии, свободы слова и положения курдов в Турции. Но несомненно одно: лишение курдских депутатов иммунитета создаст в умах у людей точно такие же настроения, какие были созданы в 1994 году.

Как только их иммунитет будет снят, курдские депутаты будут арестованы и посажены в тюрьму. И это станет очень серьезным посылом ко всем курдам: для них нет места в политике Турции. Прокурор, подготовивший обвинительное заключение, в котором говорится о сотрудничестве курдских депутатов с рабочей партией Курдистана (РПК), утверждает, что инцидент, когда курдские депутаты и террористы РПК ​​встретились в горах и обнимали друг друга, совершенно не был «случайностью», но преднамеренной демонстрацией поддержки РПК.

Я не одобряю фотографий курдских депутатов, на которых они появляются рука об руку с членами РПК. Я точно могу вам сказать, что, если они получат тюремные сроки за эти действия, это может вызвать дискуссии и стать поводом для обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Ранее данный суд внес ясность в деле Мехди Зана против Турции, показав, что заявления, открыто поддерживающие РПК, не могут считаться подпадающими под сферу свободы выражения мнения, так как РПК является организацией, которая использует террористические и насильственные методы.

Когда курдские депутаты обнимались с боевиками РПК в горах, они лишь декларировали всем известную истину: у них есть достаточно прочные связи с РПК. Это прискорбные социальные реалии Турции. Турецкая официальная политика никогда не позволяла курдам выражать свои представления о курдской идентичности и культурных правах курдов мирным путем. Любой, кто смел что-нибудь сказать в этой области, был жестко подавлен, и это создало огромный политический вакуум, который сейчас заполнен РПК. И никакие политические курдские движения, независимые от них, не могут преуспеть в Турции. Эта ситуация создает, конечно, свои парадоксы: чем больше мэров и депутатов будут посажены в тюрьму за их предполагаемую связь с РПК, тем большую силу вы даете РПК, создавая видение, что нет места для мирной политики.

Я на самом деле надеюсь, что это ходатайство о лишении курдских депутатов неприкосновенности будет убрано с повестки дня Парламента как можно скорее, и что мы сосредоточим наши усилия на вероятных решения, а не на таком неразумном шаге, который только гарантирует эскалацию насилия.