Почему они пытаются изменить структуру судебной системы?

| Орхан Дженгиз 173

Если существует момент, в который было бы наименее законно, для любого правительства, делать структурные изменения в судебной системе, я думаю, что это как раз тот момент, когда само правительство находится под следствием в судебном порядке.

На данный момент у нас осуществляется антикоррупционное расследование, которое вызвало отставку трех министров и было приостановлено властями. Полицейские, следовавшие приказам судей и прокуроров, были отстранены от своих обязанностей; сохранили свои позиции только те, кто бросает вызов существующему судебному порядку.

В этот самый момент правительство готовится сделать огромные изменения в составе Верховного совета прокуроров и судей (HSYK). В настоящее время по данному предложению Партии справедливости и развития (ПСР) в парламенте проходят весьма жаркие дебаты. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с интересным предложением: он сказал, что все политические партии должны быть представлены в HSYK. Я думаю, что это предложение является всего лишь частью классической тактики ПСР, чтобы отвлечь внимание от действительно жизненно важных аспектов.

Когда вы смотрите на проекте предложения по HSYK, подготовленный ПСР, вы видите, что министр юстиции просто берет на себя роль всей HSYK — он решает почти все по-своему. Он даже получает право увольнять членов HSYK и является единственным человеком, который решает, какие дисциплинарные меры будут применены к членам. Предложение превращает каждого члена HSYK в подчиненного министра юстиции и, конечно же, самого премьер-министра.

То, что мы сейчас наблюдаем, — это именно то, что происходит в критические моменты, когда правительство решает установить тоталитарный и авторитарный режимы. Многие лидеры в истории делали то же самое. Они под благовидным предлогом устраняли любого потенциального противника и захватывали всю власть в свои руки.

Это правительство имеет аналогичный предлог. Они говорят, что судебная система и полиция были захвачены движением Гюлена. Они говорят об этом как о «судебно-полицейской хунте», «незаконной организации» и так далее. Когда вы слушаете людей из правительственных кругов, у вас может создаться впечатление, что они сделали всё от них зависящее, чтобы убедиться, что полиция и судебная система отражают разнообразие общества. Но в действительности именно это правительство хотело закрыть полицейский профсоюз Emniyet-Sen, учрежденный несколькими сотрудниками полиции, которые не имеют ничего общего с движением Гюлена. Кроме того, это то правительство, которое закрыло профсоюз служащих в судебных структурах Yargı-Sen, созданный в основном судьями и прокурорами с левыми взглядами.

Нынешняя структура HSYK — это просто результат масштабной кампании, запущенной чиновниками из Министерства юстиции, которые сделали все, чтобы были избраны кандидаты, лоббирующие их интересы.

Затем, внезапно, правящая партия поняла, насколько структура HSYK «антидемократична», только потому, что — по их утверждению — большинство членов HSYK якобы являются членами движения Гюлена. Если честно, я не знаю, кто эти люди. Всё, что мы знаем, заключается в следующем: структура HSYK была изменена конституционными поправками, внесенными этим правительством, и все знают, что Министерство юстиции упорно работало над тем, чтобы добиться избрания нынешних членов.

В последний месяц каждый отдельный шаг этого правительства был направлен в одну сторону — на расследование коррупции. Если правительству удастся реструктурировать HSYK, они получат тотальный контроль над судебной системой. После того как эта точка будет пройдена, ни один прокурор или судья не смогут представить расследование или уголовное преследование какого-либо проступка со стороны правительства. Как только эти поправки пройдут, будет слишком поздно.