Каким образом пакет законов о внутренней безопасности нарушает права турецких граждан

| Орхан Дженгиз 216

ПСР как политик, наделённый полномочиями власти, ущемляя права людей и рассматривая их в качестве потенциальной опасности, пытается соблазнить общественность заманчивыми аргументами.

Правительство пытается дискредитировать тех, кто возражает против «пакета о внутренней безопасности», не сказав ни единого слова о деталях возражений в отношении пакета.

Премьер-министр Давутоглу заявил, что если отсрочка принятия законопроекта послужит причиной того, что кто-то попытается применить «коктейль Молотова», то граждане Турции в таком случае привлекут «виновных», т.е. голосовавших против принятия пакета, к ответственности.

Послушав его, можно было бы подумать, что наши законы не содержат положений, предусматривающих наказания для тех, кто использует бутылки с зажигательной смесью. Однако если мы рассмотрим уже существующие судебные положения, мы увидим, что даже если «коктейль Молотова» не взорвался после броска, преступник получает от 10 до 15 лет лишения свободы. Если в результате взрыва бутылки с зажигательной смесью есть раненые или погибшие, преступнику грозит пожизненное тюремное заключение.

После речей членов правительства создается впечатление, что пакет законов о внутренней безопасности подготовлен лишь с целью привлечения к ответственности подозреваемых, использующих бутылки с зажигательной смесью. Но на самом же деле, нам предлагают законопроект, состоящий из 40 статей, содержащих положения, касающиеся как обыска людей, прослушивания телефонных разговоров и содержания под стражей, так и создания собственной полиции, подчиняющейся исключительно ПСР. Статьи, содержащиеся в законопроекте, коренным образом изменяют отношения между государством и его гражданами.

Сегодня я собираюсь объяснить, на примере определённых статей, каким образом данный пакет ограничивает права и свободы. Позвольте мне привести некоторые общие замечания:

1) Данный законопроект непосредственно перечёркивает практически все достижения ПСР в отношении процесса вступления в ЕС или создаёт для этого предпосылки.

2) Законопроект превращает режим чрезвычайного положения в часть нашей повседневной жизни.

3) Хотя судебная система и так в значительной степени находится под контролем правительства, составители законопроекта стремятся полностью обойти её по некоторым вопросам. Проведение обысков, прослушивание телефонных разговоров и содержание под стражей в обход судей ясно показывает, какое будущее для страны подготовило правительство Турции.

4) Законопроект олицетворяет возврат в 1990-е годы, когда были широко распространенны массовые нарушения прав.

  • В то же время принятие законопроекта означает возвращение Турции репутации страны, осуждаемой Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), и страны, где нарушается большое количество прав и свобод. Если Конституционный суд не отменит положения закона, многие нарушения прав, ставшие результатом принятия нового закона, станут предметом разбирательства в ЕСПЧ.

Кроме того, потенциальные пострадавшие от положений, санкционирующих такие действия, как, например, «превентивное прослушивание телефонных разговоров», могут обратиться в международные судебные органы — как в деле Класса и других против Германии — даже без использования внутренних средств правовой защиты.

5) Это неоспоримый факт: если есть возможность неправильного использования или злоупотребления каким-либо образом положений, регулирующих права и свободы, это злоупотребление почти всегда становится неизбежным. Все положения внутреннего законопроекта о безопасности создают предпосылки для всякого рода злоупотреблений.

Разъяснить все статьи законопроекта по отдельности просто невозможно. Но я попытаюсь привести некоторые положения, обладающие наибольшим потенциалом для нарушения основных прав человека:

А) Обыск: Законопроект наделяет полицию неограниченными полномочиями проведения досмотра с полным раздеванием или обыска транспортного средства, полностью в обход судебной системы. Не думаю, что это полномочие будет применяться только в чрезвычайных ситуациях или исключительных случаях. Полиция сможет регулярно проводить обыски без получения постановления судьи или прокурора.

  • К примеру: В деле Гиллан и Квинтон против Соединенного Королевства ЕСПЧ вынес решение, основываясь на том факте, что положения, предусматривающие остановку и обыск граждан, не были достаточно подробно изложены. В соответствии с постановлением суда, данные положения не предоставляли соответствующих правовых гарантий против злоупотреблений, представляющих собой нарушение права на неприкосновенность частной жизни. Суд буквально описал соответствующую статью пакета о внутренней безопасности.

B) Задержание: Законопроект вводит два новых обоснования ограничения свободы, а именно «помещение под защиту» и «перемещение», создающие предпосылки для ужасных злоупотреблений.

  • В судебной системе оказались две бомбы замедленного действия, без указания продолжительности, базы и условий этих мер. Таким образом, законопроект открыто нарушает Европейскую конвенцию по правам человека (ЕКПЧ), в которой говорится, что никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом, а именно предупреждение преступной деятельности и попытка избежать судебного преследования. Законопроект также предоставляет полиции право задерживать людей на срок до 48 часов без постановления судьи или прокурора. И, к сожалению, таким образом поощряет пытки и жестокое обращение.

В деле Остендорф против Германии ЕСПЧ постановил, что «человек не может быть лишён свободы за исключением случаев передачи его дела в суд». Это решение демонстрирует масштабы проблемы, связанной с ограничением всех вышеупомянутых свобод.

C) Полномочия на использование огнестрельного оружия: Законопроект дает полиции право использовать огнестрельное оружие против лиц, имеющих взрывчатые, легковоспламеняющиеся вещества, зажигательные смеси или аналогичные виды оружия. В соответствии с отчетом, подготовленным фондом Барана Турсуна, за последние 8 лет в Турции сотрудники полиции убили 183 человека. Только подумайте, что произойдет, когда эта статья законопроекта, предоставляющая полиции полномочия осуществлять внесудебные казни, вступит в силу. Постановление ЕСПЧ, в соответствии с которым «огнестрельное оружие может быть использовано в качестве средства последней инстанции и только в условиях крайней необходимости», наглядно демонстрирует, сколько проблем может повлечь за собой данная статья.

D) Прослушивание телефонных разговоров: Правительство ввело новые правила относительно прослушивания телефонных разговоров, что также говорит о злоупотреблении этими правилами. Даже тогда, когда прокурор хочет задержать членов мафии или террористической организации, он должен запросить ордер на прослушивание телефонных разговоров в Верховном уголовном суде и может получить разрешение, если трое судей единогласно примут решение выдать ордер. Но полиция или жандармерия смогут претендовать на проведение «превентивного прослушивания телефонных разговоров» и прослушивать звонки граждан в течение 48 часов без судебного постановления. И все вопросы, касающиеся прослушивания телефонных разговоров в Турции, будут находиться в ведении судьи в Анкаре.

E) Губернаторы, наделённые прокурорскими полномочиями: Законопроект дает губернаторам право давать полиции прямые приказы принять срочные меры, необходимые для расследования преступления и наказания виновных. Иными словами, губернаторы наделяются прокурорскими полномочиями. Административные руководители, назначенные правительством, также получают полномочия прокуроров. Разве можно представить подобное в демократической стране, где существует разделение ветвей власти? Почему правительство хочет вмешиваться в систему уголовного правосудия, а также оказывать большое влияние на судебные процессы?

F) Митинги и демонстрации становятся причиной ареста: Турция имеет один из худших показателей в отношении митингов и демонстраций. Полиция агрессивно реагирует даже на самые мирные демонстрации. ЕСПЧ много раз осуждал Турцию в связи с этим репрессивным подходом и применением чрезмерной силы. В довершение ко всему «участие в «незаконных» митингах и демонстрациях, а также отказ разойтись считаются поводом для ареста». Митинги и демонстрации входят в список преступлений, требующих содержания под стражей.

Многие митинги и демонстрации, называемые в Турции «незаконными», являются вполне законными в соответствии с критериями ЕСПЧ, требующими проявления терпимости к мирным демонстрациям. Законопроект, предусматривающий задержание людей за участие в митинге или демонстрации, представляет собой большой скачок назад с точки зрения прав человека.

Вывод: Законопроект, наряду с законом о Национальной разведывательной организации (MİT), уголовными судами и вновь открытыми специальными судами (широко известными как уголовные суды с особыми полномочиями), показывает, что Турция будет существовать в состоянии непрерывного режима чрезвычайного положения.