Нужна ли Анкара Шанхаю?

| Агентство Росбалт 308

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, от которого практически отвернулась вся западная политическая элита, направил свой взор на Восток.

После недавнего посещения Пакистана и Узбекистана, с которым у Анкары были довольно натянутые отношения в бытность президентом этой страны ныне покойного Ислама Каримова, Эрдоган заявил: «А почему бы Турции не стать членом ШОС?»

Как пишет турецкая пресса, Эрдоган раскритиковал Европейский союз, который более полувека не принимает Турцию в свою «семью», и сообщил, что вопрос вступления в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) он уже обсудил с президентами России и Казахстана. Надо думать, что поговорил он об этом и с исполняющим обязанности президента Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, а также с руководством Пакистана.

Напомним, что в ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. В ближайшее время полноправными членами этой организации станут также две ядерные державы — Индия и Пакистан. Турция же, наряду с Арменией, Азербайджаном, Камбоджей, Непалом и Шри-Ланкой, имеет статус партнера ШОС по диалогу.

Эрдоган, по его словам, считает, что Турция не должна «зацикливаться» на Евросоюзе, и что ей «гораздо удобнее будет работать в составе ШОС». В этой организации, пояснил он, у страны будет больше свободы действий. Что именно подразумевается под «свободой действий», турецкий лидер не уточнил. Но можно предположить, что отмена интеграции с ЕС (или игра в отмену) позволит Эрдогану не обращать внимания на нападки Евросоюза и США по поводу массовых нарушений прав человека в Турции — ведь государства ШОС к этому вопросу не столь чувствительны. То есть авторитарный Эрдоган в ШОСовской компании будет чувствовать себя комфортнее.

С одной стороны, «видение» Эрдоганом ШОС как альтернативы Евросоюзу можно счесть явным демаршем в отношении Запада. Но в то же время демарш этот попахивает шантажом Европы и США, от которых Анкара пытается добиться учета своих интересов на Ближнем Востоке, закрытия глаз на внутреннюю и внешнюю политику Турции, ну и выбивания из ЕС побольше денег на содержание беженцев.

В Telegram появился новый канал о важных событиях Турции

введите описание рисунка

Сообщения на канале обновляются раз в день. Ссылка: https://telegram.me/turkeyabout // Название: @turkeyabout

С другой стороны, прощупывание ШОСовской почвы можно рассматривать как вполне своевременное действие, поскольку после Brexit в Европе и избрания президентом США Дональда Трампа мир ожидают если не серьезные потрясения, то существенные изменения. То есть никто сейчас толком не знает, в каком формате предстанет ЕС в не столь отдаленном будущем, будет ли переформатировано НАТО, что станется с Трансатлантическим партнерством, и т. д.

Поэтому Эрдоган решил поиграть на новом поле — Шанхайской организации и, не исключено, что с прицелом на сохранение двух «стульев»: ЕС и ШОС. Правда, ни на одном из них он еще не сидит, но, вероятно, у него есть основания думать, что Шанхайская организация будет рада принять Турцию в свои ряды без проволочек и полувековых ЕСовских унижений.

Однако Эрдоган может ошибиться в расчетах, если он действительно нацелился на вступление в ШОС, а не просто шантажирует ею Запад. Потому как Шанхайская организация хоть и не является военно-политическим блоком, но для ее членов крайне важны уровень политического доверия друг к другу и более или менее общая стратегическая повестка.

И тут возникает главный вопрос: доверяет ли Россия Турции настолько, чтобы сосуществовать с ней в одной и очень перспективной организации, которая если не сегодня, то завтра может трансформироваться в мощный военно-политический блок с единой системой безопасности? Кроме того, вступление в ШОС требует немалого времени — например, у Индии на это ушло чуть ли не десять лет. Отчего же Эрдоган, который вскоре может оказаться на задворках политики, полагает, что Турцию примут в ШОС быстро и радостно?

Вероятно, потенциально ШОС действительно может пойти на сближение с Турцией, во-первых, чтобы получить механизмы контроля и сдерживания экспансионистской политики лидера этой страны; во-вторых, с целью отдаления ее от Запада. Правда, по словам вице-премьера Турции Нумана Куртулмуша, его страна может вступить в ШОС, не разрывая связи с другими организациями. «В том ее сила» — сказал он. По данным РИА Новости, он также добавил: «Посмотрим, как будут развиваться события. Но это не означает, что мы прервем отношения с другими организациями».

Но с сегодняшней «силой» Турции у Куртулмуша получился явный перебор, поскольку отпустить эту страну на вольные хлеба не захочет, пожалуй, только НАТО. Но согласится ли ШОС с таким «совместительством» Анкары — ведь Эрдоган после закидывания удочки в Шанхайскую организацию заявил, что Турция является «неотъемлемой частью НАТО». Он также напомнил, что его страна имеет в альянсе вторую по численности армию, и заверил, что она продолжит оказание Альянсу военной и политической поддержки для «защиты мира во всем мире».

Таким образом, Эрдоган сделал заявку на одновременное сидение на трех стульях — ШОС, ЕС и НАТО, что вряд ли устроит ключевых участников Шанхайской организации — Россию и Китай. А также Иран, участие которого в ШОС является весьма привлекательным для России.

Словом, наблюдая за «стремлением» Эрдогана ввести Турцию в ШОС, можно сделать следующий вывод: Шанхайская организация вполне способна пойти на это, если турецкий президент откажется от тройных стандартов во внешней политике. Здесь же отметим, что привлекательность членства в ШОС для Турции очевидна, поскольку она даст ей возможность участвовать в грандиозных экономических, энергетических и транспортных проектах этой организации, объединяющей едва ли не половину населения планеты Земля. То есть вступление в ШОС откроет для Турции огромный рынок и огромные возможности для экономического развития — неизмеримо большие, чем членство в ЕС.

В общем, похоже на то, что у Эрдогана, отличающегося, мягко говоря, неустойчивостью внешнеполитического курса, настало время собирания козырей, но с какого именно козыря он пойдет в самый решающий момент, неизвестно никому, включая самого импульсивного турецкого лидера.

Но на всякий случай Эрдоган начал «метить» территории на Востоке с упором на религиозные ценности и перезагрузку отношений, в частности, с Узбекистаном. Причем в случае с последним он явно торопился — съездил туда в переходный период, когда официально новый президент Узбекистана после смерти Каримова еще не избран. Эрдоган и Мирзиеев обсудили «дорожную карту» сотрудничества между Турцией и Узбекистаном и вывод двусторонних отношений на «качественно новый уровень». Кстати, после визита в Узбекистан Анкара отменила визовый режим для узбекских граждан и теперь ожидает такого же жеста от Ташкента.

Вряд ли подобное «взаимопонимание» было бы возможно при Каримове, который не забывал обиды. А отношения между Ташкентом и Анкарой ухудшились после того, как в середине двухтысячных годов в Турции нашел убежище лидер оппозиционной Каримову партии «Эрк» Мухаммад Салих. Узбекистан хотел его выдачи, но Турция пропустила это желание мимо ушей. Более того, она критиковала узбекские власти с поводом и без оного, на что Ташкент ответил притеснением турецкого бизнеса в Узбекистане, вплоть до депортации и арестов его представителей. Вообще же в Турции осели многие оппоненты режима Каримова.

Но сейчас, то есть после Каримова, Эрдоган и Мирзиеев вполне могут найти общий язык — на почве тюркской идентичности и пантюркистской идеи: тем более, что Реджепу Тайипу приспичило разыграть карту ШОС, членом которой является и Узбекистан. Можно не сомневаться — он приложит максимум усилий к тому, чтобы помириться с Ташкентом и забыть о прошлом. Вернее, сделать вид, что его вовсе не существовало.

А в Пакистане, который почти что вступил в ШОС, Эрдоган сетовал на то, что Запад поддерживает ИГ («Исламское государство» — организация, запрещенная в РФ и многих странах мира) и дискредитирует ислам. Подробности его переговоров в Исламабаде неизвестны, равно как нет достоверной информации, откликнулись ли Пакистан и Узбекистан на посылы личности, стремящейся любыми путями доминировать на всем Ближнем Востоке и в мусульманском мире.

В общем, пока сомнительно, что Эрдоган, на фоне конфронтации с Западом, сможет сколотить себе дееспособную «группу поддержки» (или группу захвата?) в мусульманских странах, которые, конечно, весьма внимательно наблюдали за опасными внешнеполитическими виражами президента Турции — особенно теми, которые едва не довели до войны Москву и Анкару.

Ирина Джорбенадзе, Истончинк