Зачем Евросоюз провоцирует Эрдогана

| Russia Today 379

Между Турцией и Евросоюзом разгорелся очередной скандал. Власти Германии и Нидерландов перестали пускать чиновников из Анкары на встречи с турецкими общинами. В ответ президент Реджеп Тайип Эрдоган назвал политику Берлина и Амстердама «нацистской».

Подобные выяснения отношений бывали и раньше, однако сейчас градус противоречий необычайно высок. О том, что никак не поделят Турция и её европейские партнёры, — в материале RT.

Подоплёкой нынешнего скандала стал референдум по изменениям в Конституцию Турецкой Республики, который планируется провести 16 апреля. Законопроект, который ранее поддержал турецкий парламент, предполагает учреждение президентской формы правления и увеличивает срок пребывания главы государства у власти.

Если изменения будут одобрены турецким народом, президент получит право формировать правительство, а должность премьер-министра будет упразднена. Глава государства сосредоточит всю исполнительную власть в своих руках и будет реализовывать полномочия руководителя правительства через вице-президентов.

Кроме того, президент станет верховным главнокомандующим, получит право вето на решения парламента и право роспуска законодательного органа.

Министр юстиции Турции Бекир Боздаг призвал не воспринимать изменения как становление диктатуры: «Это не значит, что президенту дадут власть для того, чтобы он избавился от парламента».

Что касается референдума — это щепетильный вопрос для Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития, которая на протяжении 15 лет является самой популярной политической силой в стране.

Боздаг уверен, что турецкие граждане проголосуют за изменение Конституции. При этом он считает, что реформу не всегда адекватно воспринимают: «Мы будем проводить активную агитационную кампанию. Против поправок ведётся грязная игра, мы будем объяснять всё народу».

Европейский демарш

В Европе работают сотни тысяч турок, обладающих правом голоса. Сорванные визиты высокопоставленных турецких чиновников, включая того же Боздага, планировались с целью разъяснения гражданам сути конституционных поправок. Так, в ФРГ и Нидерландах должны были пройти встречи с турецкими общинами и несколько митингов.

Однако в Гамбурге под предлогом недостаточно высокого уровня противопожарной безопасности было запрещено выступление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу.

Власти же Нидерландов отказались давать разрешение на посадку самолёта главы турецкого МИД. Одновременно мэр Роттердама Ахмед Абуталеб пояснил, что встреча с Чавушоглу, которая должна была пройти в этом городе, не состоится из-за отказа владельца помещения. Там же, в Роттердаме, вблизи турецкого консульства голландские полицейские задержали автомобиль министра по делам семьи и социальной политике Турции Фатмы Бетюль Сайан Кайи. Член турецкого правительства на машине приехала в Нидерланды из Германии для участия во встрече с турецкой диаспорой.

В результате 11 марта проживающие в Роттердаме турки устроили несанкционированный митинг у стен генконсульства, который сопровождался столкновениями с полицией.

Агитационную кампанию Анкары отказалась поддерживать и Швеция. 12 марта владелец помещения в Стокгольме, где должен был выступить замглавы Партии справедливости и развития Мехмет Мехди Экер, заявил о разрыве договора аренды, не объяснив причины.

В свою очередь, премьер-министр Дании Ларс Лёкке Расмуссен предложил Анкаре перенести запланированный визит премьера Турции из-за конфликта с Нидерландами. «Учитывая атаки Турции на Голландию, встречу нельзя рассматривать отдельно от этого. Я предложил турецким коллегам отложить встречу», — сообщил Расмуссен.

Таким образом, за несколько дней высокопоставленные чиновники Турции стали персонами нон-грата в Европе. Лояльность к Турции проявил президент Франции Франсуа Олланд. При этом глава французского МИД Жан-Марк Эро призвал Анкару избегать резких высказываний.

«Остатки нацизма и фашизма»

В Турции категорически не согласны с демаршем, который де-факто устроили некоторые страны — члены ЕС. «Мы решительно протестуем против действий властей Нидерландов. Ответные меры Анкары будут предельно жёсткими. Давление на Турцию и министра, обладающего дипломатической неприкосновенностью, недопустимо», — заявил 12 марта премьер-министр Турции Бинали Йылдырым.

Мевлют Чавушоглу на выступлении во французском городе Меце был категоричен. «Нидерланды — так называемая столица демократии, и я говорю это в кавычках, потому что на самом деле они являются столицей фашизма», — цитирует главу турецкого МИД Reuters.

Эрдоган пригрозил Нидерландам принять жёсткие контрмеры и назвал действия голландских властей «остатками нацизма и фашизма». 5 марта он аналогичным образом отреагировал на инцидент с запретом на въезд в ФРГ министру юстиции, который должен был выступить перед общиной в немецком Гаггенау.

«Германия, вы и близко не стоите к демократии. Ваши действия не отличаются от действий нацистов в прошлом. Голландия поступила так же, и другие, наверное, потом подтянутся. Но вы будете уважать Турцию, иначе результат будет против вас», — подчеркнул Эрдоган. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте назвал обвинение в нацизме «сумасшедшим». «Мы никак не можем вести дела в условиях такого рода шантажа», — заявил глава правительства королевства.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель воздержалась от резких комментариев. «Такие неуместные высказывания даже нельзя комментировать всерьёз», — сказала она.

Однако в Германии, где проживают 1,4 млн турецких граждан, формируется негативный имидж президента. Журнал Der Spiegel убеждает читателей, что Эрдоган стремится превратить Турцию в автократическое государство и якобы заметно нервничает из-за предполагаемой нехватки голосов на референдуме.

«Поэтому он пытается создать образ врага, спровоцировать ответную реакцию (Германии. — RT) и таким образом получить поддержку турецких избирателей», — рассуждают журналисты издания. В связи с этим Меркель, как подчеркивает Der Spiegel, старается не реагировать на выпады турецкого лидера.

Турцию в ЕС не ждут

Между Берлином и Анкарой сложились противоречивые отношения. С одной стороны, оба государства заинтересованы друг в друге как торгово-экономические партнёры. С другой — Германия и Турция по-разному смотрят на политику ЕС и миграционный кризис.

Анкара требует от Евросоюза отменить визовый режим, что предусмотрено комплексом заключённых ранее соглашений. Однако Европа игнорирует подобные претензии, и в ответ турецкие власти грозятся разорвать договорённость по сдерживанию потока мигрантов с Ближнего Востока. Если это случится, под ударом окажется прежде всего Германия, уже принявшая свыше миллиона беженцев в 2015—2016 годах.

Отмена виз — важная составляющая процесса интеграции Турции в ЕС. Анкара стала «ассоциированным членом» в 1963 году. В 1987 Турция подала заявку на вступление, в 1999 году ей был предоставлен статус кандидата, а спустя четыре года стартовали переговоры о вступлении.

Попытки Эрдогана добиться вступления в Евросоюз оказались неудачными, и в 2009 году из-за обострения отношений с Кипром переговоры были заморожены. Однако ни Анкара, ни Брюссель не делали заявлений об аннулировании процесса интеграции.

Член Совета Федерации Алексей Пушков считает, что в текущей ситуации бессмысленно говорить о перспективе вхождения Турции в ЕС: «Если турецким министрам не дают выступить перед турецкой диаспорой ни в ФРГ, ни в Голландии, значит, шансы вступления Турции в ЕС равны нулю»

Аналогичную точку зрения в беседе с RT высказал главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» востоковед Аждар Куртов: «Европа демонстрирует нежелание брать Турцию в свой состав и идти ей на уступки. Подобную картину можно наблюдать в течение последних десятилетий. ЕС намеренно оттягивает решение о приёме».

Куртов обратил внимание на согласованный и провокационный характер действий европейских государств.

«Германия, Нидерланды и другие страны могли заранее предупредить Турцию о том, что они не хотят проведения агитационных мероприятий. Но они этого не сделали. Как мне представляется, это была спланированная акция, чтобы уязвить самолюбие турок. В Европе прекрасно осознавали, какой будет реакция Эрдогана, и намеренно чинили препятствия турецким чиновникам. Как мы видим, европейцы действовали исподтишка, неожиданно переносили или отменяли встречи с общиной, избегая порой формальных запретов. Естественно, Анкара реагировала в крайне резкой форме», — отметил Куртов.

Однако эксперт убеждён, что инцидент обойдется без серьёзных последствий. «Слишком велика взаимосвязь. Европа нужна Анкаре как рынок сбыта. При этом Турция для ЕС и Германии имеет большое значение в сфере безопасности. Без содействия Анкары не будет урегулирован ближневосточный кризис, и Европа продолжит страдать от миграции и терроризма».

Оригинал на сайте RT