Барак Обама прав, избегая слова «геноцид»

| Шахин Алпай 16

В своей речи, приуроченной к годовщине начала насильственного перемещения армян 24 апреля 1915 года правителями Османской Империи, президент США Барак Обама, как и в прошлом году, не употребил слова «геноцид». И это было правильно, в основном, по двум причинам.

Во-первых, потому что ни употребление слова «геноцид» лидером третьей страны, ни принятие особых протоколов ее парламентом не помогут Турции выяснить, что произошло с армянами в Османской империи. Подобные заявления и резолюции используются политиками-националистами, чтобы подавить научные исследования и обсуждения данного вопроса внутри страны, которые набирают силу по меньшей мере последние пять лет. Той части населения Турции, которую остается в неведении о массовых перемещениях и убийствах османских армян в годы Первой мировой войны, в отместку за жажду армянских националистических групп обрести независимость от империи.

Во-вторых, количество требующих урегулирования международных вопросов, особенно касающихся Ближнего Востока, делает необходимым сотрудничество правительств Турции и США. По результатам опросов общественного мнения, победа Барака Обамы на президентских выборах и его прошлогодний визит в Турцию лишь немного смягчили крайне негативное отношение турок к политике Соединенных штатов в регионе, проводимую ими с момента вторжения в Ирак. Для Обамы было бы неразумно делать заявления, которые бы придали сил антиамериканским настроениям в турецком обществе.

Трудно поспорить, что для Турции выход из сложившейся ситуации мог бы, по большей части, быть построен на установлении внутренних обсуждений. Большим вкладом в этом отношении станет, безусловно, нормализация отношений между Турцией и Арменией путем ратификации протоколов, подписанными в прошлом году правительствами двух стран, которые ставят условием не только установление дипломатических отношений и открытие границы, но еще и создание международной комиссии историков для ответа на вопрос, что же произошло с армянами в Османской империи.

Развитие событий с октября месяца, когда протоколы были подписаны в Цюрихе, показало, что ратифицировать протоколы пока не готова ни одна из сторон. Под давлением оппозиции правительство Армении официально приостановило на прошлой неделе процесс ратификации, а правительство Турции находится сейчас под давлением оппозиции, требующей снятия ратификации протоколов с повестки дня парламента. Как бы то ни было, не стоит ждать, что протоколы останутся лишь на бумаге, так как обе стороны включают нормализацию отношений в свои национальные интересы.

Почему же тогда ратификация протоколов зашла в тупик? Без сомнений, обе стороны в процессе ратификации допустили ряд ошибок. Ошибкой армянского правительства было направить протоколы на утверждение в конституционный суд, который постановил, что они соответствуют Конституции Армении и Декларации о независимости 1990 года, согласно которой «Республика Армения содействует процессу международного признания геноцида армян в 1915 году в Османской Турции и Западной Армении». Турецкое правительство посчитало постановление суда добавляющим в протоколы новые условия и потребовало гарантий, что подобного не произойдет.

Ошибка правительства Турции заключалась в предположении, что в скором времени произойдет прорыв в переговорах Азербайджана и Арменией по поводу Нагорного Карабаха. Еще за пять месяцев до подписания протоколов премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил в Баку, что «закрытие границы — это следствие, а причина — оккупация Нагорного Карабаха. Пока не прекратится оккупация, граница останется закрытой». Почему же тогда турецкая сторона подписала протоколы, в которых не упоминалась необходимость разрешить нагорно-карабахский конфликт?

Как отмечает Томас де Ваал из Фонда Карнеги за Международный Мир, турецкая сторона «надеялась на прогресс в нагорно-карабахском урегулировании в течение ближайших месяцев после церемонии подписания протоколов в Цюрихе, что давало политическое прикрытие для их ратификации». Дальше он предполагает, что «у турецких властей, возможно, в результате чрезмерных заверений США, сложилось чересчур оптимистическое представление о ходе мирных переговоров по Нагорному Карабаху. Когда же в декабре 2009 года им стало известно, что переговоры зашли в тупик, они оказались загнанными в угол» («Армения и Турция: заполняя пробелы», апрель 2010. «Armenia and Turkey: Bridging the Gap»).

Существует ли в таком случае возможность на прорыв в карабахском переговорном процессе, который позволит Турции ратифицировать протоколы? По словам Табиба Гусейнова из Международной группы по предотвращению кризисов, переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией достиг отметки «либо все, либо ничего». У обеих сторон существует действительная возможность выйти на путь решения конфликта, подписав рамочное соглашение, предложенное Минской группой ОБСЕ. Чтобы не упустить эту возможность, международные посредники должны продолжать координировать свои усилия и убедить правительства двух стран согласиться («Момент истины в переговорах по Нагорному Карабаху?», 12 апреля 2010. «A Moment of Truth in the Nagorno-Karabakh talks?»).

Как горячий сторонник урегулирования споров в треугольнике Турция-Азербайджан-Армения, я искренне надеюсь, что ожидания Гусейнова станут явью.