Либеральные идеи — основа внешней политики Турции

| Шахин Алпай 19

Внешняя политика, которую проводит Турция под руководством Партии справедливости и развития /ПСР/, привлекает всеобщее внимание и получает разные оценки.

Израильское лобби в США в связи с обострением турецко-израильских отношений развернуло антитурецкую кампанию. Представители лобби, придерживающиеся крайних взглядов, заявляют, что Анкара проводит радикальную исламистскую политику. Если не радикальную, то «умеренно исламистскую». Это выражение используется во многих публикациях, включая журнал «The Economist». Одни называют внешнюю политику Турции «новоосманизмом». На днях французский эксперт отметил, что Турция придерживается политики «новохалифатизма». Наконец, другие считают, что тон турецкой внешней политике задаёт реакция националистического толка по отношению к США, ЕС и Израилю. Я не согласен ни с одним из этих мнений. Мне кажется, что турецкая внешняя политика, которую проводит Министр иностранных дел Ахмед Давутоглу, хоть и не всегда последовательно, но всё же выстраивается согласно либеральным принципам.

ПСР в качестве основной задачи внешней политики определила получение членства в ЕС и, следуя этой цели, взялась за проведение очень важных политических и экономических реформ, чем, по выражению самих представителей ЕС, сблизила Турцию и Европу. Всем известно, что ЕС и в политическом, и в экономическом смысле представляет собой абсолютно либеральный проект. Очевидно, что те трудности, с которыми сталкивается Турция при выполнении условий вступления в ЕС, возникают не столько по вине правительства, сколько из-за недружественных знаков и препятствий со стороны ЕС и сопротивления националистской, надзорно-милитаристской оппозиции внутри страны.

Никогда ещё экономика Турции не была столь весомой на международном рынке и столь открытой для внешней конкуренции, как в период правления ПСР. Задающий тон внешней политике Турции принцип «ноль проблем с соседями» предусматривает разрешение конфликтов не военным путём, а путём диалога, и одновременно преследует цель углубления экономической интеграции. И разрешение проблем дипломатическим путём, и стремление к укреплению стабильности и мира через экономическое взаимопроникновение — всё это направления политики, которая опирается на либеральные принципы. Анкара не ограничивается принципом «ноль проблем с соседям». Она также пытается вносить активный вклад в мирное решение конфликтов, которые угрожают стабильности и безопасности на Балканах, Кавказе и Средней Азии. И в основе этих попыток, конечно же, лежит либеральный подход, который предусматривает не военное, но мирное разрешение конфликтов.

Члены правительства ПСР, являющиеся сторонниками либерализма и глобализма, получают огромную поддержку со стороны турецкого гражданского общества. На сегодняшний день турецкие бизнесмены ведут активную деятельность почти на всех континентах. Почти на всех континентах открыты школы, в которых работают турецкие педагоги, внося тем самым большой вклад в развитие торговых и культурных отношений, а также взаимопонимания между Турцией и другими странами. Конечно, нельзя сказать, что все начинания ПСР во внешней политике имеют положительный результат. Остаётся нерешённой кипрская проблема, но в данном случае не Турция отвергает план Аннана, поддержанный ЕС и США. Что касается процесса нормализации отношений с Арменией, предпринятые шаги пока не принесли результатов, но сегодня, по сравнению со вчерашним днём, этот процесс кажется более реальным. Не решены двусторонние вопросы с Грецией и Сирией, но о войне с этими странами не может быть и речи. Наверно, важнее всего то, что со всеми остальными соседями, включая курдское руководство в Ираке, отношения улучшились, укрепились экономические взаимосвязи.

Что бы там ни говорили противники ПСР внутри страны и за рубежом, никогда прежде Турция со своей развивающейся экономикой и демократией не была столь весома и уважаема в мире. Лидеры ПСР могут быть очень религиозны в частной жизни, могли в прошлом вдохновляться исламистскими идеями, однако та, политика которую они проводят сейчас, пропитана не исламистскими или националистскими идеями, а либеральными.