Кто кого пытается спасти в Европе?

| Сарухан Озель 4

Будем честны: сейчас понятно, что нужно делать, чтобы помочь грекам выйти из сложившейся ситуации.

Сначала нужно сократить государственный долг, который невозможно оплатить, до приемлемых размеров, например, снизить его до уровня ВВП (то есть признать частичную несостоятельность Греции).

После этого необходимо предпринять шаги по поддержке роста экономики Греции (то есть, судя по тому, что внутренняя способность к потреблению ограничена, им нужно вывести из обращения евро и вместе с девальвацией получить и силы для конкуренции). Самым верным выбором для греков сейчас будут чистый баланс, социальные изменения, совмещенные с радикальными структурными реформами, рост экономики при поддержке других курсов валют и реформы, с которыми можно смириться. 

Но, несмотря на то, что все так просто, ЕС под руководством Германии и Франции не дает на это разрешения. Вместе с МВФ и используя Европейский Центральный банк (ЕСВ), они оплачивают на рынке долги Греции, срок которых истек. В мае прошлого года Греции выделили 110 миллиардов в качестве поддержки, когда стало очевидно, что этого не хватит, было принято решение о выдаче новых средств и сейчас идет работа над деталями проекта.

Они оказывают такую помощь потому, что объявление Греции несостоятельной означает в первую очередь, что вместе с банками самой Греции банки Франции и Германии и их страховые фирмы, финансовая система ЕС и особенно ЕСВ потеряют миллиарды евро, а некоторые могут даже потерять весь свой капитал. ЕС до сих пор не может решить, кто и как сможет покрыть этот ущерб. Самое страшное, что чем дольше длится этот процесс, тем больше растут убытки. 

Конечно, нет большой разницы между оказанием поддержки Греции и оказанием поддержки своей собственной финансовой системе после объявления ее несостоятельной. И оказание помощи своим банкам вместо поддержки Греции  гораздо легче объяснить народу. Но ЕС не заинтересован в выгодах Греции, у него нет намерения достичь уверенного баланса, который позволит экономике Греции стоять на своих ногах. У него другие заботы.

Во-первых, все знают, что невозможно обеспечить стабильность экономики в Греции, простив ее долги в одностороннем порядке. Греческой экономике (а также таким проблемным экономикам, как португальская, ирландская, испанская и даже итальянская) нужно стать конкурентоспособной. Если пытаться добиться этого без девальвации, то это может вызвать очень серьезные социальные проблемы. Потому что в этой стране падение реальных зарплат/покупательской способности до уровня, которого требует девальвация (до 50 % и выше) означает обнищание. Греческий народ этого не потерпит. Воцарится хаос. Для того, чтобы суметь провести девальвацию, нужно, чтобы Греция (и, возможно, другие страны) перестали использовать евро. ЕС, к сожалению, не может рисковать системой евро, ради которой он провел крупные политические сражения. 

Во-вторых, признание несостоятельности Греции может означать, что открыта шкатулка Пандоры. Возможно, сегодня некоторые знают, какой риск это представляет для Греции, и понимают, что она сможет это вынести. Но дело уже далеко не в Греции. Если стереть часть долга Греции, то дело не станет и за португальцами, ирландцами, даже испанцами и итальянцами. Они тоже вместо нищеты, которая будет преследовать их очень долго, предпочтут, чтобы и им списали часть долга. И, как только мы переходим к этому вопросу, то становится непонятным, кто и чем рискует.

По этим двум причинам спасение Греции означает, что ЕС пытается спасти сам себя. Лучшее доказательство этому – план, который предложили французские банки для того, чтобы якобы помочь Греции. 30 % от греческих акций, которые у них на руках и срок которых пришел, они положат в карман, а 30 % от оставшихся акций они вложат в акции стран с минимальным риском и предоставят гарантии. Оставшаяся часть останется акциями Греции на 30 лет, по которым будут производиться выплаты в соответствии с процентом роста греческой экономики – от 8,5% до (самое меньшее) 5,5%. Сегодня спорят даже о том, что признания банкротства 50% греческих акций может не хватить. С этим планом французские банки рассчитывают выйти с потерями, составляющими где-то около 25%.  И нет тех, кто бы поставил вопрос о том, как греческая экономика выплатит все эти долги, добившись роста. Они смотрят только на то, как спастись с наименьшими потерями. Хотят ли те рынки , которые это видят, поменяться местами с купившими акции Греции и других стран и попавшими в столь затруднительное положение?

Большой плюс состоит в том, чтобы выиграть время. Банки ЕС во главе с французскими и немецкими банками с течением времени уменьшают свои риски в Греции и других странах, имеющих проблемы. По данным Банка международных расчетов (BİS) греческие риски немецких банков, которые в конце 2009 года составляли 45 миллиардов долларов, к концу 2010 года, постепенно снижаясь, достигли 34 миллиардов долларов, а риски французских банков за тот же период снизились с 78 миллиардов долларов до 57 миллиардов. Эти акции приобрели несколько спекуляционных фондов и ЕСВ, которые решили, что смогут извлечь из этого выгоду, и греческие банки, которые действовали благодаря поддержке ликвидности, полученной от ЕСВ. Греки понимают, что в 2010 году 12 самых крупных банков Греции потеряли 46 миллиардов долларов капитала (то есть, 12% от суммы вкладов).

Проблема теперь в Испании и Италии

ЕС уже подготовила финансовую систему к объявлению несостоятельности Греции, Португалии и Ирландии. К концу 2013 года ЕС пересмотрит долги этих трех стран.  ЕС будут проведены операции с новыми акциями, на которые есть гарантии, так как теперь это единственный механизм, который может его спасти. Банки Франции и Германии, которые это знают, планомерно уменьшают свои риски в Португалии и Ирландии. В 2010 году риски немецких банков в Португалии  уменьшились на 11 миллиардов долларов, в Ирландии – на 66 миллиардов долларов. Риски французских банков уменьшились на 8 миллиардов в Португалии и 12 миллиардов в Ирландии. 

Сегодня настоящая проблема Европы состоит в том, что вслед за тремя мушкетерами кризиса в него погружаются Испания и Италия. Риски в этих странах и больше, и запутаннее. Даже у ликвидных фондов США есть риски, связанные с акциями этих стран. До сих пор неясно, кто в этой ситуации представляет для кого какой риск. Более того, с точки зрения этих стран нет никакого смысла в том, чтобы пытаться выиграть время, потому что эта проблема настолько серьезна, что они не смогут с ней справиться.

За 2 года до этого я думал, что влиятельные лица ЕС так или иначе добьются того, что вопрос с финансовой несостоятельностью в ЕС не коснется никого, кроме "трех мушкетеров", и что, в конце концов, проблема разрешится без втягивания Испании и Италии. Но до сегодняшнего дня мы видели такое недальновидное, невежественное, неумелое и нескоординированное скопление власть имущих: от центрального банка, который проглатывает все, что бы ему ни скормило руководство ЕС, до комиссий, каждое решение которых неверно, - что теперь у меня нет в этом никакой уверенности. И рынки, почувствовав, что вожжи начали ускользать из рук, начинают  проявлять дурной характер.