Допустим, не было никакого «Эргенекона»

| Седат Лачинер 16

В деле «Эргенекон» можно спорить по любому вопросу. Можно сказать, что подсудимые невиновны, задержаны не те, была допущена ошибка во время судебного процесса и т.д.

Однако эта ошибка и какие-то недочёты ничего не меняют: было совершено много серьёзных преступлений.

Что это за преступления?

Прежде всего, было совершено кровавое убийство. В самый чувствительный для страны период было совершено кровавое нападение на Государственный совет. Один судья убит, четверо ранены… Преступление было совершено так тщательно, что даже президент страны коснулся этой темы и назвал преступление «пулей, выпущенной прямо в сердце республики». Если бы преступник не был найден, это преступление было бы использовано как средство для раскола общества, как убийство Угура Мумджу. Это преступление стало бы одним из самых важных аргументов для переворота, к которому, судя по всему, уже тогда готовились. Если вы полагаете, что это убийство и предшествующие ему нападения на газету Cumhuriyet были совершены одним Алпарсланом Асланом и в деле не замешана никакая организация, в таком случае нет необходимости и в деле «Эргенекон». Далее, если вы утверждаете, что убийство Гранта Динка и священникa-миссионерa – это обычные преступления, совершенные кучкой эмоциональных подростков, тогда дело «Эргенекон» ненужно.

Третье преступление, которое требует прояснения, это подготовка к перевороту. Было обнаружено много материалов о готовящемся перевороте, документов и плёнок. Есть много записей разговоров, на бумаге, на пленке. Кроме того сами подсудимые почти все их и записали. Если вы не видите и во всём этом элемента преступления или верите, что эти преступления совершены самостоятельно определёнными лицами и никакой организации здесь не замешано, опять же получается, не нужно нам дело «Эргенекон».

В-четвёртых, в стране то там, то здесь обнаруживают оружие и снаряжение. При прокурорской проверке находят оружие, спрятанное в подвалах официальных зданий и клубах. По-вашему, это не странно? Если вы скажете: «Послушайте, и это тоже заговор. Это всё прокуроры, судьи и полицейские подстроили», то вообще никаких дел заводить не надо. 

Другой вид преступления, рассматриваемого в этом суде нераскрытые убийства. В этой стране зафиксировано, кто говорит, 17 тысяч, другие утверждают, по меньшей мере 5 тысяч преступлений, которые не раскрыты. Вы думаете, все они не связаны с организациями, здесь не играют никакой роли официальные сотрудники? Тогда получается, что тысяча преступлений совершается только под сильным эмоциональным воздействием? Можно предположить, что здесь нет тайной организации внутри государства?

Предположим, что ничто из вышеперечисленного вы не посчитали преступлением или же думаете, что если преступление и имеет место, то должен быть наказан каждый преступник в отдельности, никакой организации здесь не замешано. В таком случае интересно спросить, после того как фактически началось дело «Эргенекон», случайностью ли является то, что в этой стране вдруг сразу перестали совершать политические преступления? По мере того как всё больше производилось задержаний, перестали совершаться не только убийства, одновременно начали нормализоваться гражданско-военные отношения. Не кажется ли вам странным это «совпадение»? После «Эргенекона» слышали ли вы хоть об одном нераскрытом преступлении.

В итоге можно бесконечно критиковать то, как рассматривается дело «Эргенекон». Можно утверждать, что некоторые арестованы не по праву. Вы даже можете не верить в существовании организации «Эргенекон». Но тогда скажите, какая организация совершила все эти преступления? Кто готовил переворот, кто совершил убийства, кто прятал оружие в самых неожиданных местах. Почему так говорят голоса на пленках?