Правительство Турции предлагает новую стратегию в борьбе с террором

| Седат Лачинер 375

Новая стратегия по борьбе с террором вызвала в различных кругах много критических отзывов. Кто-то приписывает идею создания этой стратегии премьер-министру Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, другие полагают, что он не имеет к ней никакого отношения.

Как я мог наблюдать в Анкаре, не существует стратегий, которые валились бы к нам с неба. Иначе говоря, хотя некоторые и составляют отчеты или пишут книги, это не может быть заменой прежней политике. Но еще мы видим напряженную работу по созданию новой стратегии, которая рождается на основе горького опыта и накопленных знаний, которая постепенно формируется шаг за шагом.

Этот подход для Турции абсолютно новый. Раньше военные разрабатывали или изменяли стратегии, а граждане должны были подстраиваться под решения руководства армии. Таким образом, последние 6-7 лет правительство не допускало появления интереса к этой проблеме. Поэтому информации сейчас на эту тему очень немного. В течение долгих лет авторитет прежней власти среди граждан, интерес которых не подогревался и которые были лишены даже малейшей информации, постепенно упал до критической отметки.

Если вы меня спросите, я скажу, что считаю неудачей операции при Хабуре, а недостаточную продуманность при реализации демократических устремлений и запоздалые решения в вопросе отношений с Союзом курдских обществ - результатом политической некомпетентности граждан. Сейчас же борьба с террором приобретает все большее значение. Извлеченные из прошлого уроки, рост общественного сознания и готовность людей приспосабливаться дают возможность выбрать третий путь. Этот путь означает вынесение любого вопроса на обсуждение, отказавшись от насилия.

Некоторые считают новую стратегию «возвращением к оружию», а государство – вынужденным выбрать путь милитаризма. Но, насколько я могу судить, правительство Турции, наоборот, своей новой стратегией протягивает Рабочей партии Курдистана (РПК) «оливковую ветвь»: «Мы можем вместе с окончанием террора обсудить любые вопросы». Другими словами, то, что Англия предложила Ирландской республиканской партии, то турецкое правительство предлагает РПК.

Некоторые обозреватели утверждают, что новую стратегию выдвигают вопреки мнению представителей некоторых госструктур, например, Национальной разведывательной службы Турции (MIT). Согласно мнению этих обозревателей, MIT настаивает на своем участии в переговорах с РПК, как это было в Осло, а представители армии выступают резко против переговоров. В первую очередь, такое предположение в корне ошибочно. В отличие от того, как это бывало раньше, гражданские организации сейчас не собираются оставаться на вторых ролях. Во-вторых, число игроков в борьбе с террором растет с каждым днем и сотрудничество между ними постоянно укрепляется.

Например, в игру вступили новые участники, такие, как представители аппарата Советника общественного порядка и безопасности Турции. Даже жандармерия и полиция, которые в прошлом действовали раздельно, проводят совместные операции. Все элементы разведывательной службы, включая MIT, могут создать информационные каналы касательно вопросов террора и мгновенно передавать друг другу необходимые сведения. На самом деле есть много путей прийти к сотрудничеству. Если намерения совпадают, то необходимо найти для их воплощения физические возможности и способы прийти к взаимопониманию. К примеру, те элементы, что использовались во времена проведения особых операций, долгое время не использовались и устарели, появилась необходимость в новых ресурсах. Нехватка оборудования чувствуется во всех отделах служб безопасности.

Один из самых главных недостатков – вмешательство юридических органов и органов безопасности в передачу информации. Кроме того, есть трудности в законодательной сфере. Согласно конституции, преступление совершено, и прокуроры обязаны бороться с этим. Однако бывают исключительные случаи, когда не следует наказывать виновных. Этот вопрос должно решить Великое национальное собрание. То есть создание новых законов – обязательное условие.

Несмотря на все это, насколько я могу судить по ситуации в Анкаре, там стараются наладить прочное сотрудничество между различными структурами. Окончательно новая стратегия не разработана, несмотря на позицию MIT и Хакана Фидана. Если посмотреть глубже, то причиной того, что мерам безопасности придается чрезмерное значение, не является желание уничтожить еще больше террористов. Совсем наоборот, чтобы ликвидировать как можно меньше террористов и заставить РПК сесть за стол переговоров, правительство старается снизить остроту конфликта. Вы можете сказать, что правительство готово «защищать переговоры оружием». Однако это не так. MIT и другие госструктуры не только не остаются в стороне, но занимают центральное место в разработке новой стратегии.

дизельные электростанции aksa