Партия Справедливости и Развития (ПСР): ближайшие 10 лет!

| Таха Акйол 64

Половина парламентского состава ПСР меняется. Обновление и изменение полезно для каждой партии, но на новый парламентский состав правящей партии нужно смотреть с двух точек зрения:

- В новый период самым главным проектом ПСР является новая конституция. Система президентства, полномочия президента будут определяться конституцией.

- Эрдоган говорит о десятилетней перспективе, которая включает 2023 год. При этом он не собирается оставлять политику. Он хочет ближайшие десять лет управлять в новой позиции, пользуясь новыми полномочиями. 

И Эрдоган, лично побеседовав с Мустафой Шентопом, одним из немногих профессоров-специалистов по конституционному праву, защищающих систему президентства в Турции, сделал его кандидатом. Профессор Босфорского университета Шентоп, который может предоставить системе президентства серьезную защиту.

Также хорошим политологом является первоочередной кандидат от Эрдогана профессор Наджи Бостанджи. Таким образом, определился штаб правящей партии, который будет заниматься вопросами конституции и политической системы. В него вошли также Бурхан Кузу и Ахмет Ийимайа.

То, что в списках ПСР много технократов в стиле Тургута Озала, свидетельствует о том, что подготовка Эрдогана нацелена на будущее, то есть  на 2023 год…

Конечно, он с легкостью выиграет эти выборы, но такие политологи, как Мартин Липсет обращают внимание на то, что по мере продления срока правления этой партии, растет недовольство оппозиции. И это правда. Эрдоган, кажется, подготовил кадры и проект, но в новый период необходимо придавать значение смягчению политики, отказу от агрессии, построению диалога и коммуникации с каждой частью общества.

Народно-республиканская партия (НРП): очищение старого

«Старые кадры» НРП были основательно пересмотрены. В политике больше нет имен, которые приходили в голову, стоило заговорить о НРП. Это были единственные в своем роде люди: только их в нашей политической жизни называли «политбюро».

Могла ли возникнуть «новая НРП», если бы в ней остался состав, ассоциирующийся с понятиями 1930х годов, 28 февраля и те, кто не смог привести партию к успеху?

Те, кто был удален из состава партии, должны встретить это мужественно и воздержаться от разрушительных действий. Этого требует и политическая этика. Однако, смены витрины недостаточно. Для того, чтобы в общественном мнении сложился образ «новой НРП», требуется, чтобы и политика, и высказывания были убедительными.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что прокурор Эрзинджана Ильхан Джиханер не был включен в список кандидатов.

Ассоциация обвинителей и турецких судей (YARSAV) есть, а Джиханера нет!

Джиханер даже не был включен в собрание партии! Он был исключен, когда Кылычдароглу, Бильхун Тамайлыгиль и Гюрсел Текин определяли кандидатов. 

Насколько я понимаю, они сочли, что если они выдвигают в кандидаты троих обвиняемых по делу Эргенекон, то еще одно связанное с процессом имя будет уже лишним.

Партия национального действия (ПНД) и центральные правые

Мое внимание к ПНД привлекло то, что среди известных нам «идеологи» в нее входят и некоторые центральные правые. Тенденция перехода от партии «доктринеров» к более «массовой» партии, которая наблюдается в ПНД, полезна для нашей демократии.

 И покойный Тюркеш перед смертью говорил: «Место ПНД – среди правых центральных партий».

Я хочу отдельно поговорить об одном человеке: это Мурат Башесгиоглу… Я бы хотел, чтобы сейчас сдержанные политики вроде Башесгиолгу, обладающие качествами «государственного деятеля», которые стали популярны со времен Озала, были эффективны в политике ПНД.

Если Турция сможет создать новую конституцию, то ПНД обязательно должна войти в парламент, причем не в качестве доктринера, а в качестве негоцианта.

Партия Мира и Демократии (ПМД): умеренная или радикальная?

Что касается «независимых» кандидатов от ПМД… Политика нагнетания острых националистских настроений, которую мы наблюдали последние несколько месяцев, усилила поляризацию общества в регионе. Поэтому похоже, что количество голосов, отданных за эту партию, возрастет. Присутствие в ее рядах кандидатов, не связанных с Рабочей партией Курдистана (РПК), демонстрирует желание расширить свою базу. Но, к сожалению, это не производит впечатление смягчения, а говорит скорее о большей радикализации.

Среди кандидатов от ПМД есть несколько имен, которые всегда держались в отдалении от РПК. Но их политические взгляды еще более «экстремистские», чем у Оджалана! В первую очередь я рассматриваю эти выборы с точки зрения «способности Турции к созданию новой конституции с помощью достижения компромисса». Надеюсь, что мои опасения по этому поводу окажутся напрасными.