«Воля народа» просто изменилась! Правильные и неправильные стороны

| Таха Акйол 13

Правильным принципом является освобождение и участие выбранных людей в законотворческой деятельности, если к этому нет законных препятствий.

Да, этого требует «воля народа». То, что Народно-республиканская партия (НРП), которая раньше не делала упора на это понятие и говорила о предвзятости суда, сейчас акцентирует внимание на «воле народа», конечно, с большим воодушевлением.

«Воля народа» означает превосходство тех, кто им избран над теми, кто назначен. Это значит, что по результатам выборов мы получаем легальную власть. Я считаю, что то, что НРП начала апеллировать к понятию «воля народа» - это важное продвижение. 

Интересно, скажут ли члены НРП и особенно Дениз Байкал: «Мы неправильно поступили в деле Мерве Кавакчи»? Да, фактически эту ошибку совершил покойный Эджевит и его партия! Но подчерк и близость этим событиям НРП очевидна.

«Вы показали этой женщине, где ее место!»

И слоганы «вон, вон!»… А в театральных ложах – улыбающиеся генералы!

По делу Мерве Кавакчи не было ни постановления суда об аресте, ни решения о «препятствиях к избранию»!

Сейчас, НРП лучше поняла выражение «воля народа», и это положительный сдвиг.

Вмешательство в законотворчество

Я просматриваю прессу с консервативным взглядом, где на тему об «избрании арестованных» помимо упоминаний о «воле народа» на первый план выходят выражения вроде "уважение к суду", "независимый суд", "в общем, это было очевидно"!

Конечно, в правовом государстве очень важны такие понятия, как «уважение к суду».

Естественно и то, что единственной инстанцией, которая имеет полномочия требовать задержания или освобождения, является суд. Но наряду с содержанием дел суд должен принимать во внимание и то, что люди «были избранны», «волю народа».

Однако суды, отклонившие прошения об освобождении, не приняли это во внимание.

Если в деле нет серьезного основания, и если этих людей держать под арестом; в этом проявляется вмешательство суда в законотворчество. Потому что если бы они смогли принять участие в работе меджлиса, они бы выполняли «законотворческие обязанности», а решение о пребывании под стражей этому препятствует.

Это противоречит принципу разделения властей.

И как я критиковал различные «предвзятые» решения конституционного суда за то, что они вмешиваются в законотворчество, так я критикую и это решение.

Я также критически отношусь к тому, что НРП не участвовала в церемонии принятия присяги. Это «низкопробное подражание Партии мира и демократии». Главная оппозиционная партия не должна была этого делать. 

Она должна была принести присягу, начать законотворческую деятельность и сразу создать проект закона для решения этой проблемы.

Партия Справедливости и Развития (ПСР) и Народно-республиканская партия должны договориться

Какое решение может предложить НРП?

Кылычдароглу говорит: «Для наших арестованных товарищей мы не просим неприкосновенности или каких-либо льгот», - хорошо…

НРП могут сегодня выдвинуть подобное предложение за подписью Октая Экши или Кылычдароглу может предложить начать сегодня с этого переговоры, на которые поедет Джемиль Чичек. Мое предложение состоит в том, чтобы добавить к 100 статье уголовного кодекса  мысль о том, что «для того, чтобы избранные и заключенные под стражу депутаты могли выполнять свои законотворческие функции, их нужно выпускать из-под стражи, продолжая при этом ведение их дел».

Так судебная и законодательная власть смогут выполнять свои функции, не препятствуя друг другу.

НРП должна, принеся присягу на первом заседании меджлиса, предложить вышесказанное, или в какой-нибудь другой формулировке проект закона и решить проблему за счет реформы.

ПСР тоже должна работать конструктивно. И разве премьер-министр не говорил, чтобы депутаты «вносили предложения»?

Если ПСР и НРП смогут достичь компромисса в решении этого конкретного вопроса, то это может создать между двумя партиями подходящую для работы над конституцией атмосферу, в чем Турция очень нуждается.