Засидевшаяся власть

| Таха Акйол 132

Власть испытывает значительные трудности, это заметно уже и по напряженному лицу премьера, на котором в последнее время не видно улыбки.

Министры также в приватных беседах демонстрируют удрученность и озабоченность. Это не предвыборное волнение; они уверены, что с теми или иными показателями добьются победы на выборах. Причина их беспокойства заключается в том, что власти не хватает сил для решения проблем, создающих напряженность в обществе. Более того, они убедились на собственном опыте в том, что чрезмерное применение государством силы только усугубляет проблему. Усиление давления не приносит стране спокойствия, а наоборот усиливает критику в адрес власти и приводит к эскалации напряженности. Сегодня в Турции уровень напряженности в обществе выше, чем 2-5 лет назад, а «управляемость» страны за это время значительно понизилась. Причём то, что ситуация примет такой оборот, было ясно заранее!

Что такое авторитаризация?

Перед парламентскими выборами 12 июня 2011 года было очевидно, что Партия справедливости и развития (ПСР) одержит уверенную победу и «укрепится» на выборах. Мои опасения тогда были связаны с тем, как ПСР станет использовать приобретенную ей силу. Будет ли она держаться в рамках, заданных либеральной демократией? Или же будет становиться всё авторитарнее? За четыре дня до выборов 2011 года я написал: «Такие политологи, как Мартин Липсет и Джованни Сартори, утверждают, что чем дольше та или иная сила находится у власти, тем больше она склонна к авторитарным методам правления. Вот это и есть авторитаризация.

Они же пишут о том, что негативное отношение к авторитаризму в различных слоях общества при этом увеличивается!...

Править становится трудно, возникает проблема «управляемости» общества! Поэтому второй, и в особенности третий сроки той или иной силы, находящейся у власти, проходят труднее, чем первый». («Миллиет», 8 июня 2011 года)

Разве не к этой ситуации мы пришли сейчас?

Ещё больше власти?

Я особенно рекомендую советникам господина премьер-министра ознакомиться с работами Майрона Вайнера и Сэмюэля Хантингтона, в которых рассматриваются авторитарные тенденции в развивающихся странах и их возможные последствия.

Теоретические положения об авторитаризации засидевшейся власти легко применимы к практике политической жизни Турции.

Давление на СМИ в Турции давно стало темой различных международных отчетов. Кто может назвать ложью то, что рассказал на канале CNN Türk Фатих Алтайлы? Господин премьер-министр, возвращаясь из Берлина, заявил: «Верховный совет судей и прокуроров (HSYK) разбирается с ошибками в судебной системе. Туда потом тоже поступят списки назначений». В какой демократической стране премьер-министр занимается назначением судей и прокуроров?

Что касается находящихся на рассмотрении парламента законопроектов о Верховном совете судей и прокуроров и регулировании интернета, «ресурсы власти» безусловно позволят их утвердить. Но совершенно очевидно крайне негативное влияние, которое будут иметь эти законы на наш имидж в мире, на отношения с ЕС и наше внутреннее спокойствие.

Подавать хороший пример

Получается, что проблема ПСР не в нехватке силы. Для того чтобы решать существующие проблемы, ПСР нужно стать сдержаннее, научиться сотрудничать с независимыми организациями вместо того чтобы пытаться ими управлять, научиться воспринимать критику с пониманием, понижать градус напряженности в обществе. До тех пор пока партия не оставит в покое судебные органы, расследующие коррупционные дела, тезис «коррупции нет, есть государство в государстве» не будет звучать убедительно.

Конечно, можно сказать: «Движение «Хизмет» проникло всюду». Проводится такая кампания в духе сенатора Маккарти, что невозможно понять, где правда, где выдумка, а где пропаганда. Похоже на то, как когда-то писали на первых страницах газет о том, что Рабочей партией Курдистана (РПК) руководит «Эргенекон». Разве не должна власть в моменты кризисов подавать пример хладнокровия, взвешенного управления и благоразумия вместо того чтобы впадать в гнев и тревогу? Разве ей не нужно повышать доверие к себе на мировых рынках, в среде международной дипломатии, внутри страны? Ни у власти, ни у оппозиции, ни у нас с вами нет другого пути, кроме как преодолевать этот сложный период при помощи здравомыслия и благоразумия.