Сирийский пожар

| Таха Акйол 238

Турция стоит перед лицом опасности – пожар, разгоревшийся в Сирии, приближается к её государственной границе. Территория, находящаяся под контролем партии «Демократический союз» (PYD), вот-вот расширится до Хатая. Другая угроза – это, конечно, ИГИЛ.

Если дело примет такой оборот, то говорить об успехах турецкой политики на Ближнем Востоке и, в частности, в сирийском направлении не придётся. Ситуация поменялась. Вместо вчерашних обещаний «совершить пятничный намаз в Великой мечети в Дамаске» сегодня раздается: «Мы не позволим, чтобы у нас на юге было создано государство».

Пожар разросся, огненные шары летят на нас.

«Северная Сирия»

Партия «Демократический союз» господствовала в сирийском районе Джезире, примыкающем к иракской границе. Потом захватила Кобане, а на прошлой неделе в её руки перешёл и Тель-Абьяд.

Если к ней перейдёт ещё и расположенный между Африн и Кобане, которые уже находятся во власти партии, Джераблус, протяжённость которого составляет 90 км, вся турецко-сирийская граница до самого Хатая будет находиться под контролем PYD.

Сейчас в Анкаре обсуждают создание «безопасной зоны» глубиной в 10 километров, «пограничный переход», протяжённость которого составляет 90 километров.

Правительство и военные

Последние три дня турецкие СМИ публикуют утечки о недовольстве Генштаба Турции. Помимо деталей, есть ещё три важных момента, о которых говорит Генштаб:

– Военные выполняют приказы правительства, но ответственность лежит на политиках.

– Попасть в зону конфликта легко, сложно продвигаться. Нужно вести переговоры переговоры с влиятельными правительствами, как Россия, Иран и США;

– Военные могут войти в горячие точки, но у нас есть оружие, которое может поражать цели до 40 км. Лучше использовать их, вместо живой силы.

Получается, военные тоже придают значение дипломатии. Поскольку в последние годы турецкая звезда на Ближнем Востоке погасла, а отношения с Западом застопорились, воздействие Турции на развитие событий не состоялось и не могло состояться. Картина налицо.

Язык дипломатии

Утверждения о том, что Турция поддерживает ИГИЛ, не соответствуют действительности. Но она может занимать более активную позицию против ИГИЛ. Например, когда боевики «Исламского государства» совершают нападения на курдские районы, Турции следует открыть огонь по позициям ИГИЛ, она должна показать это и своим гражданам, и мировому сообществу.

Нужно ли напоминать,как события в Сирии повлияли на наших курдских граждан и внутренний баланс страны? Разве слова о том, что «Кобане пал или падёт», не являются результатом проводимой в стране политики?

Существует острая потребность в пересмотре нашей внешней политики и в проявлении гибкости, которая, несомненно, расширит возможности партнёрства и сотрудничества. Сегодня мы ищем на Ближнем Востоке признаки вчерашнего дня, так не будем же завтра искать сегодняшний день.