«Марш справедливости» стал протестом в поддержку жертв политических репрессий в Турции

| The Globe Post 166

Вейсел Кылыч, известный турецкой общественности как «дядюшка Вейсел», провёл 11 месяцев перед зданием суда Чаглаян в отчаянной попытке привлечь внимание властей к делу его сына, находящегося за решёткой.

Кылыч, не взирая на холод и зной, никогда не покидал своего поста. Он стоял у здания суда с турецким флагом, портретом основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка и фото своего сына, студента второго курса академии ВВС, находящегося в тюрьме 11 месяцев без обвинительного заключения.

Злоключения курсанта начались, когда его командиры, под видом учения, отправили юношу и его коллег на мост Босфор в Стамбуле в ночь переворота. После того как военные открыли огонь по гражданским, стоящим перед войсками, разгневанная толпа расправилась с несколькими солдатами.

Именно тогда и началась нескончаемая сага о боли и мучениях как для него, так и для других курсантов, их семей и всего народа.

Любой, кто проходил мимо крупнейшего в Европе дворца правосудия Чаглаян, видел больного старика с белой бородой, стоящего перед полицейскими заграждениями, пытаясь рассказать народу, СМИ и властям о своих бедах. Учитывая тот факт, что только в Стамбуле было задержано более 30 тыс. человек, здание суда стало постоянным местом сбора семей задержанных.

И Кылыч начал долгий марш протеста в 400 с лишним километров из Анкары в Стамбул вместе с лидером главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) и их сторонниками.

Кылыч сразу стал символом марша. Чтобы присоединиться к акции протеста, он отправился в Анкару, оставив свой пост перед Чаглаяном.

В первую ночь во время перерыва Кылыч побеседовал с лидером НРП Кемалем Кылычдароглу, который в отсутствие других доступных средств, отобранных у парламента в условиях режима чрезвычайного положения, начал марш «Справедливость», чтобы положить конец кампании правительства по подавлению своих противников.

Поскольку средства массовой информации оказались неэффективными, марш предоставил редкий шанс жертвам турецких чисток и семьям заключенных рассказать миру о своих бедах.

Власти остались глухи к призыву пожилого человека к правосудию. Кроме того, большинство СМИ, либо в силу своего собственного нежелания, либо в результате жёсткого контроля со стороны правительства, также проигнорировали эту историю. Однако в телевизионном интервью во время марша, ему удалось рассказать о своей отчаянной борьбе, которую он вынужден вести с момента ареста сына.

Кылыч верит в невиновность сына, который, по его словам, был отправлен на мост начальством для участия в военных учениях.

«Я в отчаянии. Я больше не могу спать в своей постели и сплю на диване. Всё, чего я хочу, это справедливости. Однако по делу моего сына пока не было назначено ни одного слушания», - сказал мужчина, возмущённый длительным предварительным заключением.

У Кылыча 4 ребёнка, 2 из которых состоят в браке. Младший сын Селахаттин по просьбе отца поступил в Военно-воздушную академию. Его успешная карьера резко закончилась, когда группа мятежных офицеров захватила танки, истребители и войска с целью свергнуть правительство.

Путч, потрясший страну 15 июля 2016 года, унёс жизни 249 человек, в то время как ещё около 2 тыс. человек получили ранения. Мятеж стал решающим моментом для политики Турции, дав президенту Реджепу Тайипу Эрдогану шанс начать радикальную чистку и сформировать государство по своему образу и подобию.

«Я хочу, чтобы мой сын вернулся. Я не верю судам, которые вы называете беспристрастными и независимыми. Я хочу жить свободно в своей стране», - отметил он, высказывая недоверие к судебной власти, измученной изнурительными чистками и массовыми арестами судей и прокуроров после неудавшегося переворота.

Он также сказал, что по мнению 80 млн человек, курсанты академии невиновны и они не имели никакого отношения к мятежу.

«У меня есть один единственный вопрос к правительству. Если бы эти дети были вашими, они бы провели хоть один день в тюрьме?», - спросил Кылыч.

Его вопрос озвучил недовольство в обществе, которое за прошедший год в ходе судебных процессов потеряло веру в справедливость, основанную на двойных стандартах. Дискриминация с учётом благосклонного отношения к родственникам высокопоставленных членов правящей партии распространилась в политизированной судебной системе страны.

Марш протеста побудил оппозицию к действию

Марш оказал сильное влияние на глубоко раздробленный социально-политический ландшафт Турции и усилил моральный дух оппозиции, ослабленный в условиях режима чрезвычайного положения. В период после переворота более 150 тыс. государственных служащих лишились работы, 50 тыс. человек оказались за решёткой, в то время как в результате массового правительственного захвата были конфискованы тысячи компаний.

Оппозиция, которая после референдума по конституционным изменениям, прошедшим в Турции 16 апреля, казалось смирилась со своим беспомощным состоянием, как будто бы пробудилась.

Спорная, но историческая победа на референдуме наделила президента Эрдогана новыми полномочиями, сконцентрировав законодательную, судебную и исполнительную ветви власти в руках человека, сидящего в президентском дворце.

Лишение свободы депутата НРП Эниса Бербероглу в минувшую среду, 14 июня, побудило оппозицию к действию. Стамбульский суд приговорил Бербероглу к 25 годам тюремного заключения за его предполагаемую роль в публикации материалов о сомнительных отношениях Турции с боевыми повстанческими группировками в Сирии в 2015 году. Грузовики, принадлежащие Национальной разведывательной организации Турции (MIT), перевозили оружие и боеприпасы, предназначавшиеся сирийским повстанцам.

Репортаж вызвал незамедлительную реакцию со стороны правительства и президента Эрдогана, пообещавшего сурово наказать тогдашнего главного редактора Cumhuriyet Джана Дюндара и главу анкарского отделения газеты Эрдема Гюля.

Дело Бербероглу стало первым случаем, когда депутат от главной оппозиционной партии оказался за решёткой, в то время как 13 депутатов прокурдской Демократической партии народов (ДПН) уже были заключены в тюрьму по обвинениям в терроризме. В мае 2016 года НРП помогла правительству принять закон об отмене иммунитетов, защищающих законодателей от судебного преследования. Именно это обстоятельство и подготовило почву для лишения свободы депутата основной оппозиционной партии.

Марш вызвал большой общественный интерес и считается запоздалым, но важным шагом, который растормошил ослабленную оппозицию.

Во время марша уверенный и взбодрившийся Кылычдароглу заявил, что он намерен продолжить своё дело до тех пор, пока не будет восстановлено правосудие. Он не поддался призывам премьер-министра Бинали Йылдырыма отменить 20-дневный марш.

«Я советую Кылычдароглу отказаться от этого акта. Справедливость нельзя искать на улицах. Турция - это правовое государство ... Даже если нам не нравится решение суда, мы должны его уважать», - заявил премьер в интервью агентству Reuters.

«Невозможно воспрепятствовать отправлению правосудия, пройдя по дорогам», - пренебрежительно отметил министр юстиции Бекир Боздаг, говоря о протесте.

Абдуллах Айсун