Утраченная демократия Турции и надежды на «Марш справедливости»

| The Globe Post 194

История Турции полна иронии. В 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти, пообещав принести «справедливость» и очистить коррумпированный старый режим.

В начале правления ПСР республика считалась ярким примером светской демократии в мусульманской стране во всём исламском мире, но затем всё чаще стали проявляться авторитарные тенденции турецкого правительства.

В течение первого десятилетия власти ПСР Турция достигла выдающихся темпов экономического роста, начала решать проблему бюрократии «глубинного государства», уменьшила роль военных в политике страны во время мирного процесса с курдами.

В 2017 году результаты этих достижений пошли прахом. Турция больше не является демократической страной, где правит верховенство закона. Неудавшаяся попытка государственного переворота, предпринятая в стране 15 июля 2016 года, заставила многих потерять надежду на демократическое будущее. Однако недавний «Марш справедливости», инициированный оппозицией, показал, что в стране существует движение сопротивления, пытающееся защитить демократию и справедливость. «Мы утратили демократию в нашей стране и хотим её вернуть», - сказал один из участников марша.

В прошлом Турция уже не раз переживала попытки смены власти, но ударные волны прошлогоднего путча стали беспрецедентными. Переворот не только повысил рейтинг поддержки президента Реджепа Тайипа Эрдогана на выборах, но и позволил ему начать конституционные изменения, призванные совершить переход от парламентской формы правления на президентскую систему.

Господин Эрдоган заявил, что эти изменения необходимы для защиты Турции от таких скрытых сил внутри страны как «глубинное государство» и сторонников турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена (якобы стоящего за организацией путча), а также для обеспечения единства турецкой нации в свете внешних угроз безопасности, исходящих от ИГИЛ (запрещена в РФ) и курдских сепаратистских групп на Ближнем Востоке. В действительности конституционные изменения наделяют его абсолютной властью посредством нелиберальной демократии и всё более авторитарного национализма.

В стране введён режим чрезвычайного положения и проводятся постоянные чистки. Каждый день представители политических и гражданских групп подвергаются произвольным арестам и увольнениям. На данный момент на основании связей с Гюленом и поддержки «террористической деятельности» около 50 тыс. человек оказались за решёткой и более 140 тыс. человек уволены из государственных учреждений, включая государственную службу, судебную систему, вооружённые силы, средства массовой информации и университеты.

Пока эта статья готовилась к публикации, были задержаны 72 преподавателя стамбульских университетов Богазичи (Босфорский университет) и Меденийет, пополнив длинный список учёных, подвергшихся репрессиям. В стране нет свободы выражения мнений и свободы прессы. В то время как правительство заставило замолчать все инакомыслящие голоса, прибегнув к политике страха, те кто осмелился критиковать существующий режим оказались за решёткой, в том числе и избранные парламентарии, такие как лидер прокурдской Демократической партии народов (ДПН) Селяхаттин Демирташ. Действия основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) оказались неэффективными. Став предметом критики относительно того, что она является частью старого светского истеблишмента, НРП не удалось заручиться поддержкой более 25-30% избирателей и до недавнего времени партия едва могла оказать хоть какое-то влияние за пределами здания парламента.

«Марш справедливости» (#AdaletYuruyusu), инициированный НРП, возродил дух надежды на оппозицию страны и её будущее. В парке Гювен в Анкаре 15 июня 2017 года прошёл митинг. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу, вдохновлённый «Соляным походом» Махатмы Ганди, призвал народ присоединиться к мирному маршу и «восстать против несправедливости». Переломным моментом стал арест одного из законодателей НРП Эниса Бербероглу, обвинённого в шпионаже и передаче документов, подтверждающих, что правительство поставляло оружие боевикам в Сирии. «Марш справедливости» в стамбульский район Малтепе недалеко от тюрьмы, где отбывает заключение Бербероглу, протяжённостью 280 миль (450 км), завершился через 25 дней.

«Марш справедливости» стал самым большим мирным шествием после протестов в стамбульском парке Гези в июне 2013 года. Он объединил людей всех возрастов и слоёв общества, в том числе представителей светских взглядов, кемалистов и религиозных консерваторов, которые пронесли турецкий флаг длиной в милю от Анкары до Стамбула. Они скандировали демократические лозунги, призывая к соблюдению «прав, закона и справедливости».

Когда начался марш, никто не питал больших ожиданий на его счёт, однако ко всеобщему удивлению акция протеста набирала обороты, собрав в Стамбуле более 1,5 млн человек. Сторонники были вдохновлены проблеском надежды и полны оптимизма, желая бросить вызов «новой» Турции Эрдогана. Марш стал одной из самых популярных акций протеста оппозиции и ознаменовал начало новой стратегии НРП. Он подарил надежду и принёс неожиданные результаты.

Первым важным результатом марша стала реакция правительства на протестующих. Правительство могло бы легко запретить шествие, ссылаясь на режим чрезвычайного положения. В отличие от протестов в парке Гези, полиция и силы безопасности сопровождали демонстрантов и лидера НРП без какого-либо вмешательства. И властям, и оппозиции удалось предотвратить массовые столкновения, и марш закончился мирно без какого-либо насилия. Однако некоторые эксперты всё ещё опасаются, что произвольные аресты продолжатся, а представители НРП и участники марша в ближайшие дни могут оказаться под следствием.

Второй плюс заключается в том, что НРП в качестве основной оппозиции вышла за пределы парламента на улицы, расширив своё социальное влияние. Например, «Митинг справедливости» прошедший в воскресенье, 9 июля, стал не только праздником, но и использовался Кылычдароглу в качестве платформы для «призыва к правосудию» (Adalet Çağrısı): призыва отменить режим чрезвычайного положения, защиты независимости судебных органов, восстановления в должности всех инакомыслящих, несправедливо уволенных или задержанных, и освобождения всех заключенных журналистов.

Последним, но не менее важным результатом является то, что марш объединил людей в их требовании восстановить справедливую и прозрачную судебную систему в Турции. Однако их призывы остались без внимания и не вызвали большого интереса со стороны проправительственных СМИ, в то время как президент Эрдоган казался невозмутимым.

По словам Эргодана, Кылычдароглу вышел за пределы политической оппозиции и «действовал совместно с террористическими организациями и силами, настраивая их против нашей страны». Президент также обвинил «участников шествия в поддержке терроризма». Неудивительно, что «Митинг справедливости» освещали в основном международные СМИ, а иностранные лидеры, в том числе глава британской оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин, передали послание председателю НРП. Турецкие средства массовой информации практически не сообщали о «Марше справедливости».

Несмотря на неожиданные положительные результаты, «Марша справедливости» будет недостаточно, чтобы изменить баланс сил в политическом ландшафте Турции. Шествие стало беспрецедентным актом неповиновения против недемократической, несправедливой политики турецкого президента, и представило оппозицию в новом свете. Участники марша возродили дух сопротивления и потребовали верховенства закона, подарив надежду на возвращение светской и демократической республики, где правит верховенство закона, как и задумывал отец-основатель Турции Мустафа Кемаль Ататюрк.

Ключевой вопрос заключается в том, сможет ли оппозиция поддержать этот импульс в предстоящие месяцы до выборов в 2019 году. В настоящий момент основная задача организаторов марша и его сторонников превратить этот посыл в эффективную политическую стратегию, если они хотят создать альтернативу правительству ПСР и Эрдогану.

С 2013 года президент Эрдоган стратегически переопределял свою роль в качестве единственного правителя страны, занимая центральное место в Турции 21 века и выводя на второй план Ататюрка, жившего в 20 веке. У господина Эрдогана есть видение «новой» Турции, объявленное в манифесте ПСР в 2012 году под названием «Политическое видение ПСР на 2023 год» (со ссылкой на столетнюю годовщину основания Турецкой Республики).

Суть этого видения заключается в том, что президент желает, чтобы Турция отметила своё столетие в 2023 году не как светская демократия, а как исламская республика. «Марш справедливости» чётко продемонстрировал, что у светской демократической республики Ататюрка по-прежнему остаются сильные сторонники. В начале 20-го века, когда исламская Османская империя лежала в руинах, видение Ататюрка объединило турецкую нацию. Однако стремления Эрдогана привели Турцию в 21-й век с расколовшейся нацией и глубоко поляризованной страной.

В рамках единоличного правления в «новой» Турции многое на кону. В ближайшие месяцы перед выборами, у сторонников президента и оппозиции будет возможность понаблюдать за тем как Эрдоган использует свои расширенные полномочия и решить, какое видение они выберут для будущего Турции.

Айла Гол