Фетхуллах Гюлен: Турция стала страной которую я больше не узнаю

| Washington Post 822

Во вторник в Белом доме состоится встреча президентов Соединенных Штатов Америки и Турции. Лицом к лицу встретятся лидеры стран, одну из которых я называю домом уже почти два десятилетия, а в другой я родился. Сторонам нужно многое обсудить, в том числе: борьбу с ИГИЛ (запрещена в РФ), будущее Сирии и кризис с беженцами.

washingtonpost

Однако Турцию, которую я когда-то знал как страну, стремящуюся к укреплению демократии и умеренной форме секуляризма, сегодня возглавляет президент, жаждущий лишь расширения своих полномочий и подавления всех проявлений инакомыслия.

Запад должен помочь Турции вновь вернуться на демократический путь. Встреча во вторник и саммит НАТО на следующей неделе должны стать возможностью для продвижения этих усилий.

После неудавшейся попытки государственного переворота, предпринятой 15 июля, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган систематически преследовал невинных людей - арестовывал, задерживал, расстреливал и всячески разрушал жизни более 300 тыс. турецких граждан, будь то курды, алевиты, секуляристы, сторонники левых партий, журналисты, учёные или члены мирного религиозного движения «Хизмет», с которым я связан.

Я яростно осуждал попытку переворота и отрицал любую причастность к заговорщикам. Кроме того, я сказал, что любой, кто принял участие в путче, предал мои идеалы. Тем не менее, без каких-либо доказательств, Эрдоган сразу же обвинил меня в том, что именно я, находясь за 5 тыс. миль, организовал это путч.

На следующий день правительство подготовило списки тысяч людей, которых они связали с «Хизмет» - на основании открытия банковского счёта, обучения в школе или сообщения в газете - и назвали эту связь преступлением, начав разрушать их жизни. В списки вошли люди, которые на тот момент были уже мертвы, и турецкие граждане, в то время работавшие в штаб-квартире НАТО в Европе. Международные правозащитные организации сообщили о многочисленных похищениях, пытках и убийства тех, кто содержался под стражей. Правительство преследовало невинных людей даже за пределами Турции. Например, на прошлой неделе турецкие власти оказывали давление на Малайзию с требованием депортировать трёх сторонников «Хизмет», включая директора школы, прожившего в этой стране более десяти лет. И всё для того, чтобы подвергнуть его тюремному заключению и пытками.

В апреле, на фоне обвинений о фальсификации результатов, незначительным большинством голосов президент одержал победу на референдуме, который призван совершить переход на президентскую форму правления без каких-либо сдержек и противовесов, позволяющую ему контролировать все три ветви власти. Конечно, в результате чисток и коррупции большая часть этой власти уже и так сосредоточена в его руках. Я боюсь за турецкий народ, поскольку он вступает на новый этап авторитаризма.

Всё начиналось совсем по-другому. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в 2002 году, обещая демократические реформы, способствующие членству в Европейском союзе. Но со временем Эрдоган становился всё более нетерпимым к инакомыслию. При помощи государственных регулирующих органов он сделал так, что во главе многих средств массовой информации оказались его сторонники. В июне 2013 года он жестоко подавил протесты в парке Таксим-Гези. В декабре того же года, когда члены его Совета министров оказались замешаны в крупном коррупционном скандале «Большая взятка», он оказал давление на судей и СМИ. Режим чрезвычайного положения, объявленный после 15 июля, всё ещё действует. По данным международной правозащитной организации Amnesty International, треть всех заключённых в тюрьмах журналистов в мире находятся именно в турецких тюрьмах.

Преследование Эрдоганом своего народа - это не просто внутренний вопрос. Продолжающееся преследование гражданского общества, журналистов, учёных и курдов в Турции угрожает долгосрочной стабильности в стране. За время правления ПСР турецкое население довольно сильно поляризовалось. Турция под диктаторским режимом, предоставляющая убежище ярым радикалам и толкающая своих курдских граждан в отчаяние, является кошмаром для безопасности на Ближнем Востоке.

Чтобы восстановить демократию, турецкому народу нужна поддержка европейских союзников и Соединенных Штатов. В 1950 году, чтобы вступить в НАТО, Турции провела первые настоящие многопартийные выборы. В качестве требования для членства, НАТО в праве требовать от Турции приверженности демократическим нормам альянса.

Два шага имеют решающее значение для обращения вспять демократического регресса в Турции.

Во-первых, новая гражданская Конституция должна быть составлена на основе демократического процесса с участием всех слоёв общества и наравне с международными правовыми и гуманитарными нормами по примеру успеха долгосрочных демократий на Западе.

Во-вторых, необходимо разработать школьную учебную программу, подчёркивающую демократические и плюралистические ценности и поощряющую критическое мышление. Каждый учащийся должен понять важность сбалансированности государственных полномочий с правами личности, разделением властей, независимостью судебных органов и свободой печати, а также опасности крайнего национализма, политизации религии и благоговения правительства или любого лидера.

Однако прежде, чем достичь всего вышеперечисленного, турецкое правительство должно прекратить репрессии против своего народа и восстановить права граждан, несправедливо обвинённых Эрдоганом.

Я, наверное, не доживу до того момента, когда Турция станет примером образцовой демократии, но я молюсь о том, чтобы нисходящий авторитарный дрейф можно было остановить, пока не стало слишком поздно.

Фетхуллах Гюлен

гюлен