Почему Турция ударила по Синджару?

| Яшар Ниязбаев 417

После того как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган смог заручиться, хоть и не большой, но поддержкой граждан на референдуме 16 апреля, он должен совершить поступки, которые будут вписываться в ожидания некоторых властных кругов страны.

Особенно националистических, поддержавших его вопреки прежним разногласиям и «хронической оппозиционности». Результаты показали, что каждый второй не желает видеть во главе страны человека, сконцентрировавшего в своих руках все полномочия. И всё же результат легитимизировал то, что Эрдоган уже де-факто имел. Теперь пришло время доказать и показать, на что способен лидер с этими полномочиями. Во время кампании перед референдумом чаще всего использовались лозунги «ради продолжительности существования государства». Курдские формирования на севере Сирии - один из ключевых вопросов для турецкого государства, в которых Анкара видит угрозу для своего существования. Поэтому операции на севере Сирии и на севере Ирака вполне встраиваются в логику действий турецких властей.

Еще в начале апреля ВС Турции сообщили о готовящейся операции в Синджаре. Турецкие издания со ссылкой на Генштаб писали о том, что на границе с Ираком будет установлен командный центр для операции в регионе. Также в операции должны будут принять участие протурецкие отряды, которых тренировали турецкие специалисты в иракском военном лагере Башика. Анкара ранее призывала руководство Ирака и Иракского Курдистана зачистить эти территории от боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК), однако не получала ожидаемой реакции.

О новых возможных операциях на территории Сирии ещё до референдума говорил сам президент Турции. Он не называл организации и цели, но давал понять, что территории в Сирии будут полностью освобождены от угроз и сделано будет это внезапно, без объявления операции.

Кроме того, Анкара ещё в ходе операции «Щит Евфрата» пыталась захватить Манбидж и Африн, однако сотрудничество запрещённой в Турции партии «Демократический союз» (PYD, которая связана с террористической (*в Турции) организацией РПК) с США и Россией связывало руки турецким военным. Операцию пришлось завершить. И всё же Турция смогла этой военной кампанией перекрыть путь PYD к самому западному курдскому кантону - Африну.

Она в целом не дала возможность курдским группировкам объединить кантоны. И теперь главной целью Анкары является разделить населённые пункты и изолировать их от кантонов, чтобы снизить влияние PYD, взять под контроль границу между Сирией и Ираком. На данный момент иракский Синджар находится в руках РПК, и де-факто регион, который курды называют Рожавой (север Сирии), объединён с этим населённым пунктом. Другими словами, сотни километров турецкой границы контролируются запрещённой в Турции организацией.

Анкара нацелена на то, чтобы перекрыть коридор курдам между Сирией и Ираком, как она сделала во время операции «Щит Евфрата», перекрыв возможность объединения кантонов Африн с Кобани и Джазира. А так же не дать развить свои силы в этом регионе. По данным турецкой стороны, в Синджаре находятся более двух тысяч боевиков РПК.

Плюс ко всему, Турция последнее время подвергалась террористическим атакам на своей территории, и в качестве исполнителей турецкие власти называли членов РПК и PYD, которые проходили обучения на севере Сирии или в Ираке в лагерях РПК. Судя по заявлению Генштаба Турции, авиаудары от 25 апреля были выполнены в целях нейтрализации подобных угроз.

Более того, на днях местные СМИ сообщили о готовящейся новой операции турецких войск в Сирии. А именно - речь шла о планах захватить Тель-Абьяд. Этот городок на севере Сирии контролируется боевым крылом PYD и Отрядами народной самообороны (YPG). По данным турецких изданий, в течение месяца армия подготовит войска для наземной операции с турецкой Акчакале на Тель-Абьяд, а дальше к Кобани и т.д..

Турецкому президенту нужны серьёзные победы. До сих пор российские военные в Африне и американские в Манбидже активно мешали амбициям Эрдогана. Исходя из информации о планируемых операциях, и исходя из обещаний турецкого лидера, можно догадываться, что Турция уже готовится к обсуждению с партнёрами этих вопросов.

25 апреля Эрдоган рассказал о том, что об операции в Синджаре были предупреждены Россия, США и руководство автономного Иракского Курдистана. Однако нужно понимать, что тут имеется ввиду не «отмашка», а информирование перед ударами. Есть ощущение, что Эрдоган пошёл на риск, чтобы дать понять партнерам, насколько для него неприемлемо иметь под боком (в Синджаре) очередной лагерь для курдских формирований, враждебных его стране.

Анкаре в первую очередь придется обсуждать вопрос с Вашингтоном, учитывая серьёзные планы касательно северо-востока Сирии. Президент США Дональд Трамп, по-видимому, определился в отношении поддержки PYD/YPG, и придерживается линии, которой придерживался его предшественник. Однако Америка не собирается защищать боевиков РПК.

16-17 мая Эрдоган встретится с Дональдом Трампом, а до этого - 3 мая планируется встреча с президентом России Владимиром Путиным. Можно полагать, что там будет решаться дальнейшая судьба сирийских и иракских курдов из РПК.

*Специально для Экспертной трибуны «Реалист»