Подавление журналистики в прямом эфире

| Явуз Байдар 304

То, что произошло в среду и транслировалось в прямом эфире, невозможно было бы представить даже в странах четвертого мира.

С раннего утра многочисленные силы полиции, включая офицеров в штатском, собрались у входа в штаб-квартиру издания Bugün и телеканала Kanalturk TV, принадлежащих медиа-группе Koza İpek. Множество журналистов, юристов и четверо депутатов от главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) пытались удержать ворота от вторжения полиции.

Рейд по захвату СМИ

Де-факто это был мини-путч, своего рода генеральная репетиция перед крупным переворотом в сфере телевидения. Штурмовики сломали ворота, а столкновение между полицией, журналистами и людьми, поддерживающими данные СМИ, привели к использованию слезоточивого газа, насилию и арестам.

Позже те, кто смотрели Kanalturk и Bugün TV, стали свидетелями исторического, безобразного, ужасающего события. Назначенные судом попечители, тщательно отобранные на основании того, насколько близки они к правящей Партии справедливости и развития (ПСР), вошли в здание под усиленной полицейской охраной.

При нормальных обстоятельствах им понадобилось бы время, чтобы приступить к управлению компанией. Однако они сразу же, без четкой субординации, велели прекратить прямую трансляцию телеканалов. С этого момента драма обострилась: действующий главный редактор телеканалов Тарык Торос вмешался, когда несколько мужчин попытались перерезать трансляционные кабели в главном щите управления; после долгой словесной баталии этих людей выгнали. Камеры стали гаснуть одна за другой, и трансляция шла из крошечной комнаты управления, где собрались журналисты и депутаты, комментирующие происходящий захват.

Это произошло 28 октября, за несколько дней до «пан или пропал» – выборов, превратившихся в сцену для глобальной битвы за жизнь или гибель демократии.

Для большинства тех, кто час за часом следит за крайне напряженной историей страны, незаконный захват не стал неожиданностью, а только лишь очередной большой ступенью, возведенной на пути к чистому фашизму. Медиахолдингу Koza Ipek вместе с Doğan принадлежат – или принадлежали – последние независимые критические телеканалы, являющиеся определяющим инструментом для формирования общественного мнения избирателей, более 85% из которых узнавали новости именно оттуда.

Нет никаких сомнений, что захват компаний Koza İpek имел всего одну цель: заполучить их СМИ и преобразовать их в проправительственные пропагандистские инструменты путем назначения «влияющих» попечителей, один из которых, по некоторым сообщениям, родственник первой леди, а второй – топ-менеджер проправительственного издания Sabah, ярый сторонник Эрдогана.

Этот захват, без сомнения, стал новым эпизодом того, что я называю «медленным движением к захвату власти», осуществляемым президентом Эрдоганом. Этот полицейский рейд на штаб-квартиру Koza Ipek прошел после двух атак на редакцию ежедневника Hürriyet, конфискации номера еженедельника Nokta (за обложку с улыбающимся Эрдоганом, делающим «селфи» на фоне гробов с воинами, погибшими в ходе конфликта с Рабочей партией Курдистана) и запрета спутникового вещания семи критических телеканалов.

За последние дни мы наблюдали следующие драмы: председатель Ассоциации юристов Диярбакыра Тахир Элчи получил семь с половиной лет лишения свободы за то, что сказал, что «РПК не террористическая организация»; 144 человека, арестованных во время демонстраций в Гези, в том числе несколько врачей, помогавших раненым в уличных столкновениях, были приговорены к тюремному заключению за нарушение порядка и «осквернение священных мечетей».

Неудивительно, что избиратели, не согласные с политикой ПСР, воспринимают все эти события с ужасом и видят в них способ захвата власти.

Читатели моей колонки хорошо информированы о кончине средств массовой информации в Турции, которую я широко освещаю. Сейчас мы находимся в завершающей стадии, на последнем вздохе. Давление невыносимо, оппозиционные партии теряют доступ к четырем наиболее критическим точкам, а более сотни приличных журналистов рискуют потерять свои рабочие места. Остатки крошечных независимых СМИ являются более уязвимыми, чем когда-либо.

Я также заметил, что ЕС, в частности, закрывает глаза на «изнасилование» журналистики, не зная или наплевав на то, что этот крах будет означать конец всем мечтам турецких граждан и конец демократии вместе с ними. Какой позор!