Амбиции Эрдогана

| Явуз Байдар 301

Будет ли 2018 год президентства Реджепа Тайипа Эрдогана наполнен серьёзными, возможно, даже дестабилизирующими проблемами на родине, или это будет год, когда он проявит свою железную волю, с которой будут считаться даже лидеры демократического мира?

Таким вопросом задаётся колумнист Ahval News Явуз Байдар, отмечая, что приход Эрдогана к власти всегда был гонкой против времени и битвой вопреки всему.

«Он долго демонстрировал то, что наблюдатели описывают как бушующую паранойю, страх, что он окружён силами, решившими вытеснить его из власти», - отмечает автор.

Журналист размышляет, может ли Эрдоган быть прав насчёт опасений о своём положении. «Он поставил себя в центр внешней политики, опередив провалы, и отступил от традиционной позиции Турции в отношении Армении, Кипра, Сирии, Египта и других вопросов. Каждый раз, когда он вмешивался, это вызывало волнение», - отмечает Байдар.

Вместе с тем, добавляет он, Эрдоган не укрепил позиции Турции за рубежом, за исключением Судана, Катара и Сомали. По мнению автора, президенту необходимо делать политические инвестиции дома. «Президент знает, что он может выбрать борьбу за границей и получать популярную поддержку в Турции, но это мало что значит, если он не построит новые союзы на национальной арене. Его выживание зависит от национальной поддержки», - считает колумнист.

Нет никаких сомнений в конечных амбициях Эрдогана, пишет автор. «Он стремится стать верховным лидером Турции, выше верховенства закона. По общему мнению, он достигнет крайностей, чтобы осуществить эту мечту, но для этого ему нужно держать своё правительство и партию вместе, врагов - как можно ближе и сохранять популярную поддержку с рискованной риторикой», - высказывает мнение журналист.

Тень попытки переворота 2016 года по-прежнему представляет собой проблему, считает Байдар. «Эрдоган окружён ультранационалистами и старой охраной Турции, в которую входят гражданские и военные элементы так называемого внутреннего государства», - добавляет он.

У Эрдогана есть повестка дня на год вперёд, но он с удовлетворением может оглянуться на недавнее прошлое, замечает автор. «Он выиграл много битв, в том числе прошедший в прошлом году референдум, который предоставил президенту новые полномочия», - напоминает Байдар.

Однако, по словам автора, Эрдоган всё же должен выиграть войну. «Местные, национальные и президентские выборы запланированы на 2019 год, и математика не в его пользу. В первом раунде Эрдогану требуется 51% голосов, но опросы общественного мнения предполагают, что он получит меньше необходимого количества», - отмечает колумнист.

Именно поэтому, считает автор, неудивительно, что президент отчаянно пытается построить альянс вокруг ультранационалистической оси.

«Это большая игра, возможно, самая дерзкая игра Эрдогана. Эрдоган надеется заняться националистической исламистской волной, напоминающей курс, установленный в Пакистане несколько лет назад, и построить прочную коалицию между традиционно мощными и консервативными элементами Турции - военными и благочестиво-националистическим флангом бюрократии», - отмечает Байдар.

В этом процессе он надеется создать условия для собственной династии, утверждает колумнист.

Автор пишет, что шансы кажутся ему благоприятными: националистическая риторика Эрдогана в виде угроз Греции по территориальным вопросам заставила Народно-республиканскую партию (НРП) - основную оппозиционную партию кемалистов - изменить тон своей риторики. Таким образом, по словам Байдара, чем больше президент выдвигает антизападную повестку дня, тем больше он обращается к ультранационалистическим низам Партии националистического движения (ПНД).

В такой позиции, по мнению автора, оппозиция кажется загнанной в тупик. «Ни левые, ни правые не сформулировали стратегию, предлагающую альтернативное видение Турции», - заключает автор.